72.6$ 85.5€
5.08 °С
Новости Все новости

Алексей Макаров: Сам по себе факт неисполнения бюджета – это неисполнение закона

24 сентября 2013 | 14:25

Что делать с плохим исполнением бюджета? Какие проблемы есть с размещением объектов торговли в городе? Что делать с кражами автомобильных номеров? Эти и другие вопросы "Диалог" обсудил с депутатом ЗакСобрания Петербурга Алексеем Макаровым.

????????? ???????????????? ????????.

Парламент в начале сентября отклонил законопроект, предусматривающий ужесточение штрафов за нелегальную торговлю для юрлиц. При этом, очевидно, возымел действие призыв депутата Шишкиной, которая указала на пробелы в правовом регулировании положения киоскеров. Согласны ли Вы, Алексей Алексеевич, с тем, что есть проблемы в этой сфере (с регулированием)? Как вообще можете охарактеризовать положение с нелегальными торговыми точками?

Согласно законопроекту мы предлагали вносить изменения в статью 44 городского закона об административных правонарушениях, которая устанавливает ответственность за торговлю в неустановленных местах. Дело в том, что действующая редакция статьи 44 городского закона содержит ссылку к закону, который не действует с января текущего года. Поэтому с января текущего возник правовой вакуум. И моя идея была всего лишь в приведении нашего законодательства в соответствие с федеральным. Потому что, если раньше у нас, до первого января, нестационарные торговые объекты размещались на основании адресных программ размещения объектов торговли, то с 1 января в наше городское законодательство были внесены изменения, которые приводили наше законодательство в соответствие с федеральным законом по регулированию торговой деятельности. Размещение нестационарных торговых объектов, то есть ларьков и павильонов, осуществляется теперь на основании соответствующей схемы размещения объектов торговли. Та идея, которую я преследовал, носила юридикотехнический характер. Просто приводили наш закон в соответствие, не меняя ничего. Более того, не буду скрывать, это связано с тем, что сейчас в городском суде находится дело по обжалованию нашего городского закона, статьи 44, на основании того, что закон не соответствует законодательству.

Но в то же время я думаю, что правы мои коллеги, в том числе депутат Шишкина права, в том, что не такая простая ситуация в городе в целом с размещением торговли. Потому что мы должны понимать, что должна быть схема размещения объектов торговли, но она на текущий момент не утверждена. Есть ещё один аспект этой проблемы. Многие объекты, которые сейчас находятся на основании адресных программ, не подлежат включению в схему, потому что они не соответствуют тем критериям, которые определены для включения в схему. В частности, они находятся на территориях, которые заняты зелёными насаждениями — на газонах, такие есть на Московском проспекте. Они находятся на сетях, они находятся за границами красных линий кварталов. Поэтому многие объекты не подлежат включению в схему. Это уже немного другой уровень вопроса.

Мы должны понимать, что если город в лице городского правительства определил критерии включения объектов в схему, и они не попадают, то значит да, это такие правила игры. Мне кажется, когда этот закон был подвергнут резкой критике, мои коллеги, прежде всего из комиссии по промышленности, экономике и собственности, несколько подменяли понятия. Не желая принимать этот закон, они фактически пытались снивелировать то постановление правительства, которое определило критерии включения объектов в схему.

Но, тем не менее, наверное, сложности существуют. И вы, наверное, знаете, что на заседании 18 сентября была принята новая «реинкарнация» этого закона, внесённая Виталием Валентиновичем Милоновым. Вчера по ходу заседания проходили консультации Милонова, Шишкиной, Ивановой, я общался с депутатами тоже. Нашими коллегами был принят ряд положений, которые, с одной стороны, позволили бы привести закон в соответствие с законодательством, с другой стороны — защитить интересы объектов малого бизнеса и прежде всего интересы газетной торговли, которые так настойчиво отстаивает депутат Шишкина.

Вы поддержали поправки в Генплан, открывающие зеленый свет городу-спутнику «Южный». Почему? Согласны ли, по крайней мере, с некоторыми доводами оппонентов проекта?

У меня двоякое отношение к этому проекту. Надо быть реалистами и понимать, что наш город должен развиваться. Я, например, противник уплотнительной застройки в центре, противник высотного строительства на периферии. Мне кажется, что застройка пригородов является разумной альтернативой и уплотнительной застройке центра и высотному строительству. Мы можем посмотреть европейский опыт, когда пригороды активно застраиваются, тот же Париж, где очень большая территория занята пригородами. Это нормальное, комфортное жильё, и мне кажется, это нормальная перспектива развития нашего города.

Но в то же время этот проект вызывает у меня большие вопросы, связанные с развитием транспортной инфраструктуры и экономикой этого проекта. На мой взгляд, правильным был бы путь развития, когда город на городской земле принимает решение об изменении его целевого назначения и в дальнейшем продаёт землю застройщикам по его реальной цене.

Это одна из претензий: город потерял деньги.

Город не теряет деньги, но в результате принятия данного решения, связанного с изменением статуса земельных участков, кадастровая стоимость земельных участков вырастает в сотни раз. То есть, фактически, некая организация, которая скупила колхозные земли, после принятия данного городского закона получает миллиарды рублей как итог увеличения кадастровой стоимости.

Город недополучил прибыль, таким образом.

Нет, земли частные, они не были государственными.

Разумный путь развития города, это когда есть городская земля, принимается какое-то градостроительное решение и город извлекает из этого прибыли, но в то же время, как и во всех вопросах, тут есть другой аспект. Прибыль извлекает частная организация, но эта частная организация вкладывает прибыль в развитие инфраструктуры и развитие территории, потому что у города, честно сказать, нет огромных средств, которые необходимы, чтобы из этого отдалённого колхозного поля сделать район удобный для жилья. Проект вызвал огромную дискуссию. Он был принят за основу. Взят большой срок на поправки.

Верховный суд дал негативный отзыв на Ваш совместный с Сергеем Шатуновским законопроект о краже автомобильных номеров. Будет ли законопроект доработан?

Я убеждён, что проблема существует. Мы понимаем, что злоумышленники пользуются тем, что машины без номеров эксплуатировать нельзя. Сейчас ответственность за хищение номера не установлена, даже административная. Сейчас можно подходить к любой машине, свинчивать номер, и это не будет являться правонарушением. Поэтому я буду продолжать добиваться принятия данного законопроекта.

Сложность заключается в том, что мы не получили заключение правительства Российской Федерации, а по регламенту Государственной Думы для рассмотрения данного законопроекта, который вносит изменение в Уголовный кодекс, требуется наличие двух заключений: Верховного суда и правительства Российской Федерации. Заключение Верховного суда было, оно было негативное, а заключения правительства так и не было. Будем пытаться его получить и добиться рассмотрения данного законопроекта Государственной Думой.

Также я убеждён, что проблему нужно решать параллельно и другим путём. Путём упрощения процедуры регистрации. Потому что именно сложность регистрационной процедуры даёт для злоумышленников почву для таких правонарушений. Я знаю, что данный вопрос в рамках МВД обсуждается, но это целиком компетенция МВД, введение правил регистрации автомобиля. На мой взгляд, наиболее разумным решением была бы процедура не выдачи регистрационного знака, а его присвоения. То есть, когда конкретной машине присваивается регистрационный номер, и в случае его утраты или хищения, владелец может с документами пойти в соответствующую организацию и сделать такой же номер, дубликат. Сама табличка стоит 300 рублей. Именно стоимость этого носителя обуславливает то, что хищение этой таблички не является правонарушением, это малозначительное деяние. Поэтому я убеждён, что, с одной стороны, необходимо вводить ответственность за хищение номерного знака, а, с другой стороны, МВД стоит упрощать процедуру регистрации транспортных средств.

Верховному суду не понравилась криминализация кражи номеров. Может быть, сначала ввести административное наказание?

Я думаю, что наличие административного наказания не позволит пресекать данные деяния. Мне, честно говоря, аргумент Верховного суда не очень понятен. Мы можем посмотреть статистику. У нас в городе за прошлый год порядка 30 тысяч автомобилистов обратились с заявлениями о хищении и утрате регистрационных знаков. Это довольно таки большое количество. По России, по статистике МВД, – 260 тысяч. Человек ставится в безысходное положение. Он не имеет возможность эксплуатировать машину. К тому же злоумышленники ещё и вымогают сумму в размере 3-5 тысяч. По-моему, это преступление.

По Вашей инициативе был принят закон, открывающий заседание органов Смольного для депутатов. Очевидно, в этом была необходимость. Вот недавно Максим Резник пожаловался, что вице-губернаторы в ЗакС не ходят, и выступает только представитель губернатора Михаил Бродский. А Алексей Ковалев утверждает, что заседания комиссий, в которых он состоит, назначают на среду, когда заседает ЗакС. Есть какие-то проблемы в коммуникации Смольного и Мариинского?

Законопроект был разработан мною после ряда историй, когда моих коллег из других фракций не пускали на заседания органов при правительстве. Я знаю, что не пускали Бориса Лазаревича Вишневского, Константина Эдуардовича Сухенко. Мы с Борисом Лазаревичем по большинству вопросов зачастую противники, но у меня не вызывает ни малейших сомнений его право, как депутата, которого избрало довольно-таки большое количество наших горожан, доносить своё мнение до органов исполнительной власти, до чиновников, которые работают на горожан. И ситуация, когда депутата не пускают, для меня неприемлема. Хотя, могу сказать честно, что у меня таких проблем не было. Мы в шутку окрестили закон именем Бориса Лазаревича Вишневского. Но, тем не менее, я убеждён, что депутат, вне зависимости от его партийной и фракционной принадлежности, имеет право быть выслушан и имеет право донести свою позицию с одной стороны, а с другой стороны имеет право получить информацию о деятельности органов государственной власти. О тех решениях, которые затрагивают интересы всего города, интересы его избирателей, которые его и избирали.

Закон был принят. Он вернулся с вето. Но вето носит технический характер. Губернатор согласился с законопроектом с одной стороны, но с другой стороны установил, что на заседания, на которых рассматриваются вопросы, составляющие охраняемые законом тайну, депутат должен иметь допуск к таким сведениям, оформленный в установленном порядке . И я знаю, что ЗакСобрание собирается согласиться с изменениями. Я направил соответствующее обращение в комитет по законодательству. Очевидно, вопрос будет поставлен в повестку очередного заседания. Я надеюсь, что собрание согласится с изменениями предлагаемыми губернатором и, соответственно, закон будет подписан губернатором.

Я должен обратить внимание, что мы должны исходить из механизма разделения властей и равенства властей. В системе взаимодействия собрания и органов исполнительной власти, нужно отметить, что представители исполнительной власти имеют право присутствовать и выступать на заседаниях нашего собрания и не только собрания, но и органов.

Что касается назначений на среду… Я думаю, что тут, наверное, нельзя установить прямой императивной нормы, запрещающей органам государственной власти работать по средам. С другой стороны, депутат работает в органе и, обычно, по приглашению этого органа. Я думаю, можно найти какой-то компромисс и не собираться по средам. Например, я принимаю участие в работе комиссии по землепользованию и застройке, в штабе по благоустройству, и эти органы собираются в другие дни, потому что в их составе работают депутаты, и нам идут на встречу.

Что касается Михаила Наумовича Бродского. Я этим человеком восхищаюсь, его эрудицией и глубокими знаниями, готовностью выступать по любым вопросам. Но всё же, я убеждён, что было бы правильно, чтобы соответствующий законопроект представляли профильные вице-губернаторы, которые в дальнейшем будут заниматься их исполнением.

Депутатам вскоре предстоит рассмотреть бюджет на следующий год. Между тем, с каждым годом он исполняется все хуже. Чиновники обычно пеняют на сложную систему госзаказа, требования законодательства и т.п. Удовлетворяет ли Вас такой ответ?

Совершенно недопустимо, когда мы видим, что исполнение Адресной программы за девять месяцев очень маленькое (хотя ещё есть время до конца года). И мы понимаем, что многие работы, конкурсы по которым были проведены, будут закрываться в конце года, и сейчас ещё ведутся работы. Оценки все уже дал Георгий Сергеевич [Полтавченко], который сказал, что это не допустимо, и будут приниматься конкретные кадровые решения. Они уже принимаются. Мы видим, как меняются руководители отдельных комитетов.

Но, в то же время, я бы не стал так драматизировать ситуацию. Почему? Например, исполнение бюджета прошлого года. Да, было неисполнение, больше чем на десять процентов. Выступая с трибуны Законодательного Собрания, я говорил, что, может быть, будет правильнее принять такое управленческое решение. Да, мы не исполнили бюджет, но деньги-то никуда не пропали. Лучше не исполнить бюджет, лучше не заплатить недобросовестным подрядчикам. Деньги, которые были не исполнены в прошлом году, — почти 50 млрд рублей, — они не пропали, они остались в городской казне, они покрыли дефицит бюджета, они работают на город. Хотя, конечно, сам по себе факт неисполнения бюджета – это неисполнение закона.

Вы много занимались проблемами обманутых дольщиков. Много лет говорят о необходимости написать для них отдельный закон. Вы поддерживаете такую точку зрения?

Я скажу непопулярную вещь, но в моём понимании никакого закона об обманутых дольщиках быть и не может. Единственное решение проблемы об обманутых дольщиках – это запрещение долевого строительства. Я понимаю, что эта мера крайне непопулярная и, когда мною год назад был внесён подобный законопроект, он вызвал шквал критики. Но я убеждён, что, когда гражданин покупает квартиру по схеме долевого строительства, он не понимает, что он участвует фактически в отношениях, основанных на риске. Объект ещё не построен. Он может и не быть построен. Именно поэтому он имеет возможность приобрести квартиру по более низкой цене, потому что он несёт, по сути, предпринимательские риски. Но, в то же время, простой гражданин не является предпринимателем и он не понимает, что такие риски существуют.

Всегда в долевом строительстве, чтобы мы ни хотели, кто бы что ни говорил, всегда будет риск. Всегда будет возможность появления обманутых дольщиков, потому что именно эта степень риска и обуславливает возможность снижения цены на стадии, когда дом ещё не построен. В моём понимании, если гражданин не является предпринимателем и не готов столкнуться с возможными рисками, объектом для заключения договора может быть только готовая квартира. Только это обеспечит права граждан, только это поможет решить проблему обманутых дольщиков. Есть объект, есть квартира, права на которую зарегистрированы в установленном порядке. Она приобретается по договору купли-продажи. В этом случае обманутый гражданин может появиться только в случае мошенничества и явной уголовщины. Во всех остальных случаях, безусловно, государство должно контролировать. По ряду объектов есть вопросы к государственному контролю. Я являюсь членом комиссии при комитете по защите прав обманутых дольщиков. Последнее заседание комиссии, которое проводил вице-губернатор [Марат] Оганесян, длилось около пяти часов. Мы разбирали эти объекты. Пока будет долевое строительство, будут обманутые дольщики.

Напоследок — какие у Вас планы на эту парламентскую сессию?

Я стараюсь не делать каких-либо планов на сессию, потому что это обычная нормальная текущая работа. Я планирую добросовестно, честно работать. Но, в то же время, есть некоторые темы, которыми я продолжаю традиционно заниматься. Для меня это проблема с номерами, и я буду стараться решить её до конца. Есть проблема с гаражами. Да, мы приняли закон по выплате компенсаций владельцам гаражей, которые были снесены, но, в то же время, практика реализации по итогам летних месяцев показывает, что есть сложности. Также я сейчас работаю по закону о правилах размещения торговых объектов. У меня есть большие вопросы по правилам размещения объектов торговли и, в том числе, по правилам размещения летних кафе и соблюдения этих правил. Потому что та ситуация, которая была летом, когда граждане жаловались, что не пройти по улице Восстания из-за того, что проход оставлен всего полтора метра, — ненормальна. Так быть не должно. Должны быть чёткие понятные правила и контроль за их исполнением. Но это, скорее всего, не законотворческая работа, а правоприменительная. Равно как и всевозможные конусы и ограничители парковки нашего города, с которыми я борюсь полтора года. Эту работу я планирую продолжать и дальше.

Беседовал Василий Романов / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!