74$ 89.6€
22 °С
Новости Все новости

Евгений Марченко: «Раньше у большинства не было голоса, и я взял на себя эту ношу»

03 июня 2013 | 12:29

«Единоросс» Евгений Марченко, который по официальным данным не попал в V созыв петербургского парламента, неожиданно все же стал депутатом. В интервью «Диалогу» он рассказал о том, что это случилось по воле Бога, а также о том, что происходит по воле людской: акции Pussy Riot, инициативах Милонова и своих собственных планах в парламенте.

Евгений Евгеньевич, в минувшую среду состоялось первое для Вас в этом созыве заседание парламента. Вы ощутили какие-то перемены ощутимые, какие впечатления?

Пока еще рано делать выводы, надо присмотреться, послушать. Обстановка — рабочая.

Если рассмотреть ЗакС как некоторую семью, где есть отец — спикер, депутаты — отпрыски. Какое место Вы себе видите в этой конфигурации?

Считаю некорректным такое сравнение. В этом формате никакого места не вижу. Это неправильное сравнение.

А какое было бы правильным?

Это коллектив людей. Он разделен по фракциям, внутри фракций есть разные настроения. Люди должны находить компромисс, нормально общаться между собой, несмотря на различие политических взглядов и отдельные антипатии. Нужно поддерживать со всеми товарищеские отношения, с оппонентами тоже.

А Вы общались уже с новыми депутатами? Большинство ведь из них работают первый созыв.

Очень много новых лиц, молодежь появилась, неплохая, на мой взгляд. Пока времени еще не было для конструктивного общения, так, накоротке говорили.

В прессе, никуда от этого не деться, Вас часто сравнивают с Милоновым. У Вас действительно с ним может быть какая-то конкуренция идей?

Это сравнение меня с Милоновым, оно для неискушенных журналистов. Для тех, кто не разбирается серьезно в вопросе, в той работе предыдущего созыва. Мы с Милоновым абсолютно по-разному подходим. Я неоднократно говорил об этом.

Понимаете, изменилась ситуация. Я сейчас не вижу потребности громко заявлять о своих патриотических позициях. Не вижу смысла, сейчас и так вся страна разворачивается в эту сторону.

Все стали более патриотичными?

Не то, чтобы так, но раньше эта тема практически не звучала, и мне приходилось озвучивать позиции православного патриотизма. На самом деле эту позицию поддерживает большинство. Но раньше у этого большинства не было голоса, и я взял на себя эту ношу, озвучивать позицию. А ведь тогда со всех экранов шло восхваление Запада и западного образа жизни. У нас был прозападный путь. Сейчас Россия поворачивает в сторону патриотизма и возврата к традициям. Идет сближение государства и церкви. Какой смысл сейчас об этом громко заявлять с трибуны. Мы это сдвинули. Моя работа была это сдвинуть.

И если Вы посмотрите, то мои инициативы легли в основу деятельности того же Милонова. Хотя я недоволен исполнением.

А что не так?

Я всегда делал акцент на логику и здравый смысл, убеждал людей, что нужно возвращаться к корням и традициям. Я всегда нажимал на то, что нам полезно, выгодно, удобно это. И что наши предки были умные и многие вещи продумали. Так зачем нам брать во всем пример с Запада. Есть пословица: «Что китайцу хорошо, то русскому — смерть».

Там, вроде, немцы были.

Или немцы, не важно.

Вы убеждаете, а Милонов тогда что делает?

У него идут постоянные ссылки на церковь, мне это не нравится. Но если ты не продумал серьезную аргументацию, не надо прикрываться церковью. Это я считаю его стратегической ошибкой. Милонов ударился в миссионерство в должности депутата. А наша задача — общаться и убеждать всех людей, церковных, не церковных — они все являются нашими избирателями. У меня, например, программа рассчитана на всех. Наша задача работать со всеми. А у Милонова перекос в сторону церкви. Проблема в подаче информации.

К тому же, сейчас это не нужно. Основная активность Милонова — последние полтора года. Пока меня нет, он развил эту деятельность. А сейчас это уже не нужно, это во вред общему делу и патриотической идее. Это начинает вызывать отторжение. Если это неправильно подается, оно идет в минус.

А тогда еще один вопрос, простите, чтобы сопоставить Вашу позицию и позицию Милонова. С девками из Pussy Riot как надо было поступить?

Если уж Вы заговорили об этом, то я напомню, что в 2011 году на ступенях Казанского собора был «антиклерикальный митинг». Я тогда первый и единственный выступил против этого митинга, увидел там оскорбление чувств верующих. В принципе, я остановил тех людей [которые устроили митинг] от следующего шага: они бы вошли в храм. И было бы дело не Pussy Riot, а дело о выступлении в Казанском соборе. Эти ребята должны мне быть благодарны, что по глупости своей не зашли в храм и не сели в тюрьму.

То есть, девок все-таки надо было посадить?

Да зачем сейчас это обсуждать, когда этот вопрос решился. Надо было, не надо было — они уже сели.

Вопрос тут в другом. Я считаю, что нужно было наказывать организаторов акции в Храме Христа Спасителя.

А был какой-то кукловод?

Да, думаю был.

С Запада, с Востока?

Не знаю. Но это достаточно серьезные люди, потому что мелкая сошка в такое дело бы не полезла. А девочки были исполнителями, стали разменной монетой в большой политической игре.

Еще о политических играх. Был митинг в Вашу поддержку, когда Вы не получили мандат. Вы сами до сих пор считаете, что голоса были неправильно подсчитаны? В суде не будете дальше бороться?

У нас по закону дается один год на опротестование итогов выборов. Сейчас прошло полтора. Это дело обсуждать не имеет смысла — до конца созыва осталось три с половиной года. Я все заявления тогда сделал, в СМИ они есть. Как говорится, ложка дорога к обеду. Сейчас ситуация уже ушла.

История с мандатами обернулась расколом фракции «Яблоко». Вы и в отношении их считаете, что не имеет значения, как получен мандат?

Нет, я не сказал, что не имеет значения. Я сказал, что на сегодняшний момент нет никаких юридических механизмом ситуацию изменить, ее можно только обсуждать. Моя принципиальная позиция: я за честные выборы. Я свои выборы провел честно, председатель моего ТИКа получил грамоту от оппозиционных партий за организацию выборов. На УИКе нет ни одного акта по нарушениям. И информацию я получал из СМИ. Но у меня есть внутренне убеждение, что я на 200% выборы выиграл. Но почему так все получилось — пусть будет на совести тех, кто это организовал.

Я сегодня эту ситуацию внутренне для себя отпустил. Она для меня была болезненной, я был настроен работать с первого дня этого созыва. Но я эту ситуацию внутренне перелистнул.

Вы, кстати, заявили, что мандат свой получили на Пасху по воле Божией. Вы действительно так считаете?

Да, я уверен. Вы же знаете, какой был информационный фон, какие были подковерные игры. Это шло с большим трудом, было противодействие — недоброжелателей у меня хватает. Я православный верующий и считаю, что такие решения по Божией воле происходят. Другой вопрос, через кого они происходят — это важно. В данной ситуации это губернатор Полтавченко и Конствнтин Серов. Это показательно и важно для меня.

А когда были выборы руководства петербургского отделения партии на чьей стороне были Ваши симпатии?

На тот период я был вообще вне игры, и мне не надо было определяться с симпатиями. Я не люблю теоретически размышлять, я человек прямого действия. В той ситуации был плюс для меня в том, что не надо было определяться. В каждом минусе есть свой плюс.

А в ситуации, когда Вас полтора года не было в ЗакСе, какие плюсы были?

Во-первых, мы дали возможность своим избирателям прочувствовать, как было с нами, и как стало без нас. Это плюс. И вы видите, что меня не было полтора года, но мой рейтинг только растет. У меня были верные сторонники, но были и колебавшиеся. Помощь принимали, но когда стоял вопрос о выборах, они голосовали за других. Сейчас они прозрели и все поняли.

Эта ситуация для многих прояснила все. Большое видится на расстоянии. Тогда было не понятно, головы были заморочены СМИ. А сейчас видно, кто действительно работает, переживает, а кто хотел на протестной волне куда-то запрыгнуть.

Вы будете баллотироваться в ЗакС еще раз?

Я затрудняюсь сейчас ответить на этот вопрос. Я считаю, что два созыва — максимум.

Есть вероятность что Вы пойдете дальше — в Думу?

Я не знаю, какая будет Дума. Но большого желания у меня нет снова избираться. У меня было большое желание попасть в этот созыв ЗакСа. А вот в следующий — большого желания нет.

А потом, я не знал, каким получится мой заход в этот созыв ЗакСа. И я планировал свою судьбу. Я думал о будущем. По образованию я юрист, закончил СПбГУ. Как юрист я неплохой, плюс у меня опыт работы в органах власти. В этот период ко мне поступило несколько предложений от крупных юридических фирм, в том числе, с иностранным капиталом. Они были готовы меня взять в качестве руководителя своего филиала в Петербурге. Я был готов получать статус адвоката и работать по специальности. Мне это интересно. В политике я достаточно давно, с 26 лет профессионально занимался организацией предвыборных кампаний в качестве политтехнолога и начальника предвыборных штабов. Впоследствии сам стал избираться. И мне, конечно, хотелось бы сменить род деятельности. Мне 40 лет, и если посмотреть на мою жизнь, она состоит из юридической практики и политики. Я буду смотреть, думать, и потом решать.

Беседовал Василий Романов / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!