12 °С
Новости Все новости

Парфюмер: Когда человек покупает флакон духов, он обрекает себя на определённые эмоциональные переживания

28 июня 2017 | 15:04| I like my job

На этот раз герой рубрики I like my job – парфюмер и специалист в области психологии запахов Алексей Ренард. Алексей создал несколько коллекций ароматов, читает лекции о парфюмерии. Его компания делает аромадизайн интерьеров, а также проводит частные консультации по выбору и использованию запахов. Алексей рассказал «Диалогу», зачем человеку нужен «его» аромат, как духи могут повлиять на жизнь, и для чего в парфюмерии могут понадобиться запахи табака и кофе.

«Одно дело купить аромат или создать его, другое – знать, зачем это делать»

Работаю я на себя, и это очень важно. Мне доводилось работать во многих прекрасных местах (Мариинский театр, Большой драматический). Это были замечательные места, но всё же не срослось. В связи с этим вопросы моей профессиональной идентификации путём определения места — вопрос прошлого. У меня есть кабинет — этакая домашняя лаборатория, но также достаточно часто я рассказываю о психологии запахов на разных площадках города. Это является чуть ли не наиболее важным аспектом моей деятельности, потому что одно дело купить аромат или создать его, другое – знать, зачем это делать, как его создавать, для чего приобрести именно этот, а не тот, понимать, какую пользу или вред каждый из них может нести человеку, который решил надеть ту или иную парфюмерную композицию. И я сейчас говорю не об общем, привычном люксовом сегменте в пять тысяч рублей (такова усреднённая цена в разных магазинах), а о так называемом нишево-селективном направлении, в котором всё-таки присутствуют натуральные ингредиенты, которые и отвечают за настроение и состояние, за то, как человек себя чувствует и что вообще с ним происходит в течение дня после нанесения аромата.

Главные знания в этой области я получил уже после того, как долгое время был обычным ценителем мира парфюмерии как и миллионы других людей. Ведь это такое же искусство как живопись или музыка. Не все, кто любит Вивальди или восхищаются Микеланджело, рисуют картины или сочиняют музыку. Но вкус это прививает.

На лекциях я всегда рассказываю об ответственности каждого отдельного человека перед самим собой и окружающими, об осознанном подходе к выбору аромата и о том, что взаимодействие с разными запахами похоже на общение с разными людьми. Именно среда формирует человека. Когда человек покупает тот или иной флакон духов, он обрекает себя на определённые события внутри, на некие эмоциональные переживания. Такой околомистический и сакральный контекст я, конечно, делю на два. В наши дни редко можно рассчитывать на добросовестность в вопросе использования натуральных веществ.

Науке достоверно известно, что существуют биохимические процессы, при которых молекулы некоторых веществ оказывают психофизическое действие на человека. Чаще всего с помощью фрактализации эти молекулы изымаются из парфюмерного сырья, чтобы оставить только оболочку запаха, но не «силу» самих растений.

«Это выглядит не так эффектно, как в фильме «Парфюмер»

Парфюмеры тоже «рисуют свои полотна» — правда, не самыми стандартными выразительными средствами. Но зато такими, которые почти никогда и никого не оставляют равнодушными. Сначала параллельно своей основной (в прошлом) деятельности (по образованию я театральный менеджер) я просто интересовался парфюмерией. Самостоятельно изучал её — шатался по магазинам, слушал, нюхал, воспринимал, наносил — в общем, купался в ней.

Так вышло, что я изучал и исследовал всё сам. Потом в Индии случилась встреча с человеком, которого зовут Рама Кришна. Он сидит в своей лавке на рынке и смешивает для всякого к нему пришедшего индивидуальные ароматы. Очень интересный процесс, изящный, несколько мистический и загадочный. Моя подруга занималась переводом, и мы с ним смогли поговорить. Обычно он не говорит ни с кем — молчит, и в этом тоже есть какая-то «фишка», но, узнав о том, что я к тому моменту уже пять лет неровно дышу к миру запахов, он сделал исключение. В итоге получилось так, что после этой встречи всё встало на свои места: я получил подтверждение всем своим догадкам и, благодаря снисходительности учителя, обрёл множество новых знаний. В следующем году мы снова работали целый месяц.

Как нам известно, всё новое — это хорошо забытое старое. Он самым простым способом объяснял то самое понятие «психология запахов», которое распространено на Западе. В тот момент всё сошлось воедино, и я решил, что, если я хочу этим заниматься, я стану читать лекции.

Через год я уже купил себе парфюмерный орган. Это набор парфюмерных веществ. Своё название этот рабочий порядок получил, потому что флаконы с веществами расставлены определённым образом и напоминают выглядывающие друг из-за друга трубы органа. Сегодня это выглядит не так эффектно, как в фильме «Парфюмер». Но при всём этом, главное находится в лаконичных флакончиках тёмного стекла: весы, колбы и так далее. Мой парфюмерный орган достаточно скромен — порядка трёхсот веществ. Я купил всё, что нужно для создания парфюмерных композиций, потому что присытился на тот момент тем, что было представлено на парфюмерном рынке, и должен был продолжать изучение вопроса предметно и самостоятельно.

«Делать, «чтобы было просто вкусно» — бессмысленно»

Сейчас я создаю ароматы сам. Ко мне обращаются довольно часто, но не так часто получается в итоге создать для кого-то запах, потому что меня всегда интересует история человека, события его жизни, некоторые запаховые аллюзии и восприятие. Делать, «чтобы было просто вкусно» — бессмысленно. Так работают некоторые питерские парфюмеры. Я не понимаю этого подхода. Человек считает, что ему нравится это, это и то – ему смешивают. И тут же продают. А то, что любой аромат вызревает месяц, не учитывается. После того, как он созрел, те компоненты, которые мы добавили из разряда «вкусно», могут просто сломать композицию, выпасть в осадок, звучать именно в этом букете совершенно неуместно. В общем, возможен ряд не всегда предсказуемых химических метаморфоз. В Петербурге парфюмеров с химическим образованием, насколько мне известно, нет. В итоге оказывается, что либо запах не пригоден, либо просто не нравится человеку. Это такая жуткая морока, что я не разделяю стремления своих коллег в подобной погоне за прибылью. Другое дело – история. Например, недавно у меня был период размышлений над вопросом о женственности. Я создал аромат «Мама», который есть теперь только у неё. Затем мне захотелось исследовать тему женщины рядом с мужчиной. Невероятным образом сошлось, что на волне юбилея Булгакова я вдохновился историей Мастера и Маргариты, точнее самой Маргаритой и решил сделать аромат-посвящение этой прекрасной героине. Я с удовольствием перечитал роман, вычленил всё, что связано с запахами и Маргаритой – мимоза, кофе, табак и так далее. Начал отталкиваться от текста, а потом уже искал интонацию, которую сам слышу в этой героине.

Или другой пример: аромат «Some summer» («Немного лета») сделан по мотивам повести Рэя Брэдбери «Вино из одуванчиков». В этом случае я решил отталкиваться именно от слова «вино». Одуванчиковое вино светлое. Белое вино обладает чёткой, конкретной, общеизвестной и понятной ароматикой. Это история про дыню, минеральность, лазурный берег, морские ноты, сухой воздух. Сухость и терпкость самих одуванчиков мне удалось передать через совсем другой ингредиент — лаванду. Понятное, дело, что любой аромат воспринимается индивидуально, и в связи с этим я не ставлю перед собой задачу понравиться, быть купленным. В парфюмерном творчестве я рассказываю то, на что у меня не хватает слов. Это возможность абсолютной рефлексии, желание проработать себя, те вещи, которые настолько сильно откликаются внутри меня, что я не могу говорить о них словами. Допустим, я могу писать стихи, но есть то, что невыразимо.

Сейчас я работаю над ароматом «Люблю», который олицетворяет собой очень простую идею – гадание на ромашке «любит-не любит». Чтобы не было сомнения – «Люблю». Это очень сложная для меня работа, новый подход — приходится отталкиваться от главного ингредиента. А ведь ромашка — тот ещё строптивый парфюмерный компонент. Так что — работаю. Из-за загруженности консультациями и лекциями я не всегда успеваю. Я работаю с людьми, которые готовы открыться и что-то рассказать о себе, которым есть, о чём рассказать, поэтому проекты с частными клиентами – большая редкость.

«Запах будет по-разному звучать на одном и том же человеке, в зависимости от того, выспался он или нет»

Любой человек может стать парфюмером, кроме случаев, когда есть медицинские ограничения: наличие аллергии, например. У меня была такая ситуация, когда я заказал себе один натуральный ингридиент, работал дома, и у меня неожиданно случилась выраженная аллергическая реакция. Надо быть готовым к подобному. Интересно, что для работы парфюмером больше подходит человек со средней чувствительностью к запахам — потому что если человек очень чувствителен, ему будет слишком сложно, иногда даже невозможно работать с концентрированными запахами. Нужно быть где-то посередине, иначе начинает сильно болеть голова.

Процесс создания аромата происходит так: сначала делаешь базу, потом берёшь несколько проб, туда уже что-то добавляешь, варьируешь. Я иногда делаю до двадцати проб на каждый период созревания аромата, потому что я нигде не учился, официально мне никто не говорил, что с чем можно смешивать, а что — нельзя. Мне удалось убедиться в том, что запахи «ломаются» как раз на личном опыте. Иногда выбрасываешь всю партию проб. Так у меня было аж дважды. Все эти процессы проходят очень долго, но, к счастью, я не тороплюсь, потому что не имею коммерческого плана или стремления выпускать по 4-5 ароматов в год. В Петербурге есть замечательные парфюмеры, мои коллеги, но своим преимуществом я считаю знания о влиянии летучих ароматических веществ на душу человека, и думаю о том, как человек будет себя чувствовать, благодаря запаху. Я всегда остаюсь в контакте с людьми, с которыми работал. С некоторыми мы теперь замечательно приятельствуем.

Звучание запаха на коже конкретного человека – это действие нашей личной биохимии. Причём один и тот же запах будет по-разному звучать на одном и том же человеке, в зависимости от того, выспался он или нет, ел вчера острое или солёное.

«Смысл моей деятельности в том, чтобы запахи начали помогать человеку, а не были просто «бирюлькой»

Стоимость ароматов у меня всегда фиксированная и не меняется. Основные затраты – это время, силы, замысел и вложения. Тот же парфюмерный орган стоил сумасшедших денег. Если нет — значит нет. Я никому не навязываюсь.

Я вижу это как творческую реализацию, и моя миссия в первую очередь просветительская. Я читаю лекции по психологии запахов и аромадизайну, работаю над ароматизацией интерьеров, объектов в Петербурге, в Москве. Смысл моей деятельности в том, чтобы запахи, как инструмент, вошли в жизнь человека и начали ему помогать, а не были просто «бирюлькой». Это ответственность в первую очередь перед своим же внутренним миром: если человек пользуется неправильным ароматом, который его угнетает, он всё равно его может каждый раз покупать, не понимая, что причина его состояния именно в запахе. Я вижу основное своё занятие в этом, остальное – искусство, которое тоже, конечно, важно для меня. И да, я только за, чтобы это был какой-то большой интересный бренд. Но, увы, идти по инвестиционному пути и подчинить себя вопросам прибыли я не способен, а меценатство, к сожалению, сегодня практически исчерпало себя. Вроде бы есть так называемые «бизнес-ангелы», но, по опыту скажу, что в этом словосочетании слово «бизнес» — ключевое.

«В пирамиде потребностей запах — последнее, что ищет для себя обычный человек. Я считаю, что это, наоборот, должно быть первым»

В пирамиде человеческих потребностей Маслоу запах мог бы стоять на вершине, то есть это последнее, что делает для себя обычный человек. Я же считаю что это, наоборот, должно быть первым: каждый должен себе самому найти аромат, который понравится. Это, пусть и иллюзорная, но всё же среда изобилия — простая, но действенная вещь.

Если коротко: когда человек сталкивается с запахом, происходит ярчайшее эмоциональное переживание. Каждый из нас, по сути, приходит в какое-то поле, и, может быть, в первый раз в своей жизни сталкивается с ощущением изобилия. Душа, которая томилась в бетоне, наконец-то сталкивается с чем-то природным. Формируется один из самых больших психологических якорей на том, что он в первую очередь услышал. Часто очень сложно отказаться от своего «первого аромата», даже если он тебе не подходит. Я бьюсь за то, чтобы каждый это понял.

Беседовала Ксения Савельева / ИА «Диалог»

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!
уличные музыканты visconti
Ситуация

Уличные музыканты

06 сентября 2017
Репортаж