71.4$ 77.8€
17.34 °С

Ленинградское Возрождение: рассказываем о восстановлении значимых зданий после войны

05 мая 2020 | 12:00| Возрождение

Уже больше года мы работаем над проектом «Возрождение»: в его рамках выходят материалы о знаменательных для Петербурга зданиях, которые были разрушены в годы Великой Отечественной войны, а затем воссозданы. В преддверии Дня Победы «Диалог» публикует подборку текстов о том, как восстанавливали сооружения, и сколько сил потребовалось, чтобы вдохнуть жизнь в объекты прошлого.

Секретные ящики, разрушенные залы и подвиг музейщиков

Государственный Эрмитаж стал первым объектом, о котором мы написали в цикле «Возрождение». Сотрудники музея в военные годы сохранили тысячи экспонатов и проделали большую работу по спасению зданий комплекса… которая, кстати, началась задолго до начала войны – в 1937 году.

Мы смогли поговорить с сотрудниками современного Эрмитажа, ознакомиться с дневниковыми записями, а также опубликовать некоторые фотографии тех лет – например, знаменитые залы с пустыми рамами.

Уничтоженное наследие, минное поле и утерянные коллекции

Петергоф – один из самых живописных дворцово-парковых ансамблей мира. Фонтаны, роскошная мебель, золочёные интерьеры и скульптуры – всё здесь выглядит так, будто в любую минуту войдёт представитель царской фамилии, который просто прогуливался по своей вотчине перед обедом.

Однако то, что посетитель видит сегодня – результат кропотливой работы не только тех, кто жил в императорский век. В дни Великой Отечественной войны бывшая царская резиденция была почти полностью разрушена. Сюда упали десятки тысяч снарядов – некоторые из них находят и по сей день. 12 932 музейных предмета были эвакуированы и вернулись на место только в 1960-х годах…

Учёба в подвалах, спасение книг и студентки-пожарные

Современный студент нередко жалуется на длинные лекции, зачёты, экзамены и на необходимость совмещать учёбу с работой – однако куда сложнее было студентам-блокадникам, которые, защитив диссертацию в тёмном подвале, отправлялись на фронт. А после войны им вместе с преподавателями пришлось восстанавливать стены родного вуза.

Перед войной в Ленинградском государственном университете (нынешнем СПбГУ)  учились, по разным данным, от 6 до 8 тысяч человек. Когда Германия напала на Советский Союз, на фронт вскоре отправились около двух тысяч мужчин. Летом 1941 года часть учёных были эвакуированы в город Елабуга республики Татарстан, где был создан елабужский филиал ЛГУ. К началу 1942 года образование в стенах ЛГУ получали около 700 студентов. Юношей и девушек эвакуировали из осаждённого Ленинграда в конце февраля 1942-го в Саратов. Занятия для 360 человек на базе Саратовского университета начались в апреле 1943 года и длились до 1944-го.

Дикорастущая еда, спасение кактусов и лазарет в оранжереях

Во время Великой Отечественной войны Ботанический сад Петербурга был серьёзно разрушен. Снаряды уничтожили почти все оранжереи, где хранились более 6400 видов растений со всего мира (некоторые из них жили здесь с середины XIX века). Первая крупная авиабомба попала сюда 15 ноября 1941 года — так началась череда бомбёжек. В результате за осень и зиму 41-го в сад попало порядка 50 зажигательных бомб, за 42-й и 43-й годы было сброшено ещё 85 артиллерийских снарядов. До войны Ботсад насчитывал 28 оранжерей, но лишь две из них не пострадали. Это были разводочные помещения исключительно для работы персонала: именно туда перенесли оставшиеся кактусы, саговники, сеянцы пальм и другие растения.

Сотрудники Ботсада спасли малую часть – около тысячи экземпляров, но ухаживать за «выжившими» было непросто, особенно в холода. Только к началу 2000-х наследие ленинградского ботсада можно было считать таким же полноценным, каким оно было до войны. Сегодня же оранжерейная коллекция насчитывает более 13000 таксонов; большая их часть — это семена, привезённые в Ленинград из естественных мест обитания, а также в результате обмена семенами и растениями между садами мира.

«Последний день Помпеи» в Молотове, разрушенный корпус Бенуа и заседания в подвальном гардеробе

В годы войны Русский музей серьёзно пострадал, как и многие другие строения Ленинграда — на него было сброшено 11 фугасных и сотни зажигательных бомб. Главное здание выдержало эти взрывы, а вот корпус Бенуа со стороны Инженерной улицы оказался сильно разрушен.

До войны в штате Русского музея было более 300 человек, в их числе 90 научных и научно-технических сотрудников. Когда враг пришёл к Ленинграду, насыщенная работа оказалась прервана. Многие работники учреждения пополнили ряды Красной Армии и народного ополчения. В результате к 1 апреля 1942 года в Михайловском дворце осталось всего 5 научных сотрудников…

Эвакуация, незаконная торговля и «Цыганский барон» в Чкалове

Во время блокады Ленинграда Малому оперному театру или МАЛЕГОТу (так тогда именовался Михайловский театр) относительно повезло: он не пострадал, как, например, Эрмитаж, Русский музей или некоторые здания ЛГУ. Театральные труппы и сотрудники учреждения в основном были эвакуированы в Чкалов, ныне Оренбург. С собой им разрешили взять по 50 килограммов вещей на руки. Но многое из этого театралам пришлось подпольно продать ради пропитания.

В целом, после объявления войны спектакли продолжались до 1 июля. С 2 по 15 июля сотрудники МАЛЕГОТа всё ещё работали, но вместо репетиций им доставались наряды по рытью окопов или плетению маскировочных сеток, а некоторым нужно было поддерживать дух бойцов на призывных пунктах. С 16 июля труппа официально находилась в отпуске. Новый сезон планировалось открыть 23 августа, но этого не произошло. 16 августа 1941 года состоялось общетеатральное собрание, на котором директор Малого оперного театра Григорий Тарасенко объявил об эвакуации в город Чкалов, где артисты продолжили заниматься творчеством.

Общежитие среди станков, коптилки из гильз и женские бригады металлургов

Кировский завод стоит на непростом месте. В XVIII веке – прежде, чем район стал промышленным – здесь была своеобразная Рублёвка: в богатые усадьбы на пути к императорским резиденциям заезжали чаёвничать дворяне. А в XX веке сюда пришла война: в 1941 году бои развернулись всего в четырёх километрах от заводских стен. За годы войны по территории предприятия фашисты выпустили 770 фугасных и зажигательных бомб, 4680 артиллерийских снарядов. Но работа на производстве не прекращалась.

Готовиться к войне, пускай и неосознанно, Кировский завод начал уже в 1932 году – тогда на волне индустриализации он постепенно отказывался от выпуска гражданской продукции. На её место пришли военные заказы и первые опыты в танкостроении. Появилось на предприятии и своё конструкторское бюро: в нём молодые инженеры под руководством 29-летнего Жозефа Котина разрабатывали современные танки. В предвоенные годы на заводе трудилось около 30 тысяч человек. В июле 1941-го начала формироваться Кировская дивизия народного ополчения, в которую попали около 10 тысяч работников. Самых квалифицированных в армию не взяли – они были нужны на производстве.

Зенитки на крыше, мука из сои и газоубежище

Ленинградский комбинат хлебопродуктов имени Кирова (ЛКХП) был построен перед войной. Строительство началось в 1934 году, а 20 мая 1939-го предприятие заработало. Тогда на нём трудились около 1200 человек, но в первые дни войны многие сотрудники ушли на фронт: в 1942 году на производстве остались лишь 130 человек, которым приходилось выполнять большой объём работы. И даже тогда, когда комбинат временно законсервировали, отдыхать было некогда: например, на самой высокой точке ЛКХП – элеваторе – стояли зенитки, охранявшие стратегические точки: Финляндский железнодорожный и Володарский мосты.

Когда ранним утром 22 июня 1941 года в Ленинграде прозвучал сигнал тревоги, весь руководящий состав комбината хлебопродуктов прибыл на рабочее место. Состоялось совещание, по итогам которого на территории ЛКХП открыли газоубежище, а на самой высокой точке района – вышке элеватора (60 метров) – установили пост наблюдения. В тот же день во дворе комбината состоялся митинг, на котором присутствовало более 400 человек. Говорили о войне и предстоящей работе предприятия. Сомнений не было – мельница должна была функционировать во чтобы то ни стало.

Таз вместо бассейна, травоядные тигры и спальни в слоновнике

Уже почти 155 лет рядом с Петропавловской крепостью, в Александровском саду, находится Ленинградский зоопарк. Правда, сотрудники и животные не всегда оставались в этом месте: накануне войны в зоосаде (так он тогда назывался) стало довольно тесно – здесь жили 440 зверей 140 разных видов, которые ютились на площади в 3,6 гектара. В 1939 году они вздохнули с облегчением: зоопарку выделили целых 150 гектаров в Удельном парке. Следующий год полностью посвятили проектированию, но переезд так и не случился – в город пришла война.

До июля 1941 года все животные находились в родных вольерах, место по-прежнему было открыто для гостей. К концу июня сверху спустили список из 80 обитателей, которых следовало эвакуировать: в основном там значились крупные виды травоядных и хищников.

Уехать из родного города, к примеру, предстояло молодой самке чёрного носорога Милли, которую совсем недавно, в 1940 году, купили в тогда ещё «дружественной Германии». Сооружали клетки для копытных: бизонов, лам, оленей, антилоп и зебр. Готовили к отправке малайских, гималайских и белых медведей, а ещё – мишек-губачей. Кроме того, сотрудники забирали с собой крокодила, питона и немного птиц. Однако покинуть Ленинград удалось не всем обитателям зоосада.

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!