66.4$ 75.1€
-1 °С

Вечная жизнь пластика: как в Петербурге перерабатывают полиэтиленовые пакеты

18 сентября 2018 | 16:00| Что к чему

Корреспонденты «Диалога», занявшись вопросом раздельного сбора вторсырья, никак не могли оставить без изучения вопрос о том, куда, собственно, собранное вторсырьё девается. Для этого они посетили одно из производств, которые занимаются превращением «мусора» в сырьё или новые, полезные в хозяйстве предметы. В данном случае речь идёт о производстве «вечной» облицовочной плитки.

Пластиковая упаковка – явление столь же многоликое, сколь и неизбежное, и зловредное. Вариантов её переработки существует множество, и в одном из них полимеры превращают в один из составных элементов особо прочной и долговечной плитки, которую называют полимерно-песчаной. Для её изготовления разработана особая рецептура, позволяющая использовать практически все виды бытовых пластмасс, в том числе и наиболее распространённые – полиэтилен и полипропилен.

Мешки с пластиком поступают на производство «Плитполимер» от других предприятий и частных лиц. В них — упаковки от замороженных овощей и других продуктов, бахилы, пакеты. Часть из них приезжает с точек раздельного сбора, другая часть поступает от прочих производств по переработке, которым не подходит вид или состав того или иного пластика. Например, отходы от переработки упаковки «Тетра Пак», содержащие целлюлозу, годится только для изготовления плитки.

Анатолий Пынин, владелец производства, поделился, что нуждается в большом количестве сырья, поэтому старается сотрудничать с различными заводами и компаниями, организовывая у них раздельный сбор и предлагая вывоз материалов. По его словам, производство выглядит так: поступив на завод, весь пластик сортируется на полипропилен, полиэтилен низкого и высокого давления. Все эти виды сырья хорошо знакомы современному человеку по маркировке: «5», «2» и «4». Из распространённых видов вторсырья не перерабатываются разве что поливинилхлорид («3») – с этим опасным пластиком вообще неохотно работают заготовители – и полистирол («6»). Как поясняет брат Анатолия Сергей, отвечающий за сбыт, дело в том, что при нагревании (а значит, и плавлении) полистирол начинает выделять ядовитые соединения и издавать неприятный запах, который передаётся и готовому изделию.

«Народ в массе своей сознательный, но иногда нам подбрасывают и мусор на акциях. Люди не совсем разбираются: для них весь пластик и полимеры – это «пластмасса», а пакеты – это «целлофан». На самом деле существуют 9 видов пластика, с которыми мы постоянно работаем, и целых 40 видов, с которыми мы сталкиваемся. Производство полимерно-песчаной плитки уникально тем, что позволяет использовать такое сырьё, которое другие не применяют, а также отходы от производств других предприятий, перерабатывающих пластики. Зачем в мой продукт класть отличное сырьё, которому ещё можно дать вторую жизнь, когда я могу пускать в дело то, что другим не подойдёт? Примесь песка, грязи или бумаги мне не мешает. Я не любой пластик могу использовать, но знаю, куда можно пристроить практически всё», — рассказал Анатолий.

Далее отсортированное сырье отправляют в дробилку и измельчают. В зависимости от того, какой пластик получен, рецептура плитки может немного меняться — но, как правило, на 70 процентов плитка состоит из песка? а на 30 — из полимеров. Всё это смешивается в обыкновенной бетономешалке и отправляется в плавильно-нагревательный аппарат, который нагревает полученную смесь до температуры в 260-300 градусов. После этого готовую массу отправляют под пресс, где и формируется плитка. На выходе она ещё хрупкая, поэтому во избежание повреждений её оставляют на ровной поверхности до полного остывания. Впрочем, по словам Анатолия, при браке или каких-то других проблемах готовую плитку можно переплавить еще раз – это качество делает её практически «вечной». А полимерно-песчаный состав делают плитку сверхпрочной, что всем желающим демонстрируется с помощью кувалды. Там, где цементно-песчаная плитка разбивается на куски от несильного удара, полимерная остаётся в том же виде, в каком и была, и на ней даже не остаётся видимых повреждений. Тонкую фасадную плитку также можно согнуть, но она быстро возвращается в исходное состояние.

Все производство практически автоматизировано, но при этом всё-таки держится на двух братьях. Поэтому и сортировкой, и рецептурой заведует, как правило, сам Анатолий. После 18 лет работы на стройке он захотел заняться чем-то своим – и, прежде всего, интересным ему самому. Вскоре раздельный сбор занял прочное место в жизни и быте его семьи.

«Переработка – это проблема, с которой я столкнулся. Раньше мы сами выбрасывали упаковку в мусорное ведро, и всё было «нормально», но потом задумались – куда это всё девается? Я живу в Горелово – Волхонский полигон рядом. Он, конечно, не настолько воняет, как полигон на севере города, но свалки – это в любом случае большая проблема. А ведь всему этому (отходам — ИА «Диалог») можно дать вторую жизнь; таков и наш лозунг – «новая жизнь материала», — отметил Анатолий Пынин.

Как подсчитал предприниматель, его предприятие перерабатывает всего лишь около 1 процента всего использованного в городе пластика. А ведь семья из четырёх человек (отец, мать и двое детей) в месяц может собрать около 4 кг полиэтиленовых пакетов. Если умножить полученное число на численность населения Петербурга – а это более 5 млн человек – получим более 5 тысяч тонн пластиковой упаковки и плёнки. А в цех Анатолия каждый месяц с точек раздельного сбора привозят всего лишь 400 — 600 кг. По этой причине, помимо производства плитки, Анатолий ведет активную деятельность по внедрению раздельного сбора на предприятиях. А с сентября он планирует начать работу со школами и детскими организациями, чтобы приучить и детей к раздельному сбору мусора.

«Есть проблема неграмотности, непросвещённости населения в этом плане. Вроде бы они и готовы вести раздельный сбор – но их нужно научить, рассказать, показать», — говорит предприниматель.

***

В Петербурге существует множество предприятий, занимающихся переработкой вторсырья. Некоторые специализируются на работе с макулатурой, другие – со стеклом или полимерами. Однако в этой сфере существует множество сложностей, самой неожиданной из которых для нас оказалась… информационная. Мы столкнулись с тем, что некоторые переработчики не хотят видеть в Сети материалы о себе, хотя поддерживают и распространение информации (которое позволяет, как минимум, увеличить оборот), и популяризацию селективной переработки отходов «на перспективу». Причиной, как пояснили нам в общественном движении «Раздельный сбор», является то, что компании опасаются привлекать к себе внимание регулирующих органов.

«У производителей нет горизонта планирования – компании не вкладывают средства в комплексный документооборот, чтобы закрыть экологические вопросы. Получается замкнутый круг: все думают, что переработки в стране нет, потому что переработчики не видны. А не видны они потому, что не желают привлекать к себе внимание», — отметила Татьяна Нагорская, руководитель общественного движения «Раздельный сбор».

Анастасия Оленева, Илья Снопченко / ИА «Диалог»

Больше материалов по теме — в рубрике «Петербург зеленеет».

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!