66$ 74.9€
7 °С

Петербург в Самаре: Ленинградская улица, мундиаль и Стрелка

10 сентября 2018 | 17:30| Петербург везде

Мы уже искали сходства и различия Петербурга и Красноярска – настала очередь следующего города. На этот раз корреспондент «Диалога» отправился в Самару, где увидел Волгу вместо Невы, горы вместо болот, солнце вместо туч и метро, которым никто (почти) не пользуется. О том, где находится самарская Стрелка, почему самарцы гордятся пивом и откуда в Поволжье Ленинградская улица – наш репортаж.

***

Интересное наблюдение – чем меньше город, из которого человек приехал покорять Петербург, тем больше его тонкую душевную организацию ранит, когда его малую родину называют деревней или селом. Автор этих строк либо толстокожий, либо приехал всё же из города побольше: Самару селом называю я сама. «Ах, Самара-городок», — поётся в песне о гордом городе-миллионнике, численность населения которого обычно удивляет петербуржцев, чаще представляющих Самару именно что «городком».

Итак, вы приезжаете в область, именуемую местными «сердцем России» из-за  характерных очертаний, и спрашиваете у самарца, куда пойти и на что поглядеть. Вероятно, первым делом вас пошлют на «Дно». Туда и направляемся.

Волга и «Дно»

Бар «На Дне» располагается прямо у Жигулёвского пивоваренного завода, посему разливное пиво оттуда считается самым лучшим, а само место – едва ли не культовым. Я беру петербурженку, ни разу не пившую «Жигуля», и веду её прямо на «место силы».

Уверенно берём 1,5 литра разливного пива (тары меньше в баре попросту нет) для моей петербургской подруги и столько же разливного лимонада для меня. Рассказываем мужчине за стойкой и всем интересующимся в очереди, что приехали из Петербурга дегустировать.

— Питер… Никогда не был, — сокрушается высокий и лысеющий бармен, подставляя пластиковую бутылку под кран. – Пора бы уже съездить, столько лет живу, а на разводные мосты до сих пор не посмотрел.

— А посмотри, — отвечает ему седоватый и уж очень громкоголосый мужчина из очереди. – Там красота. У меня вот сын уехать учиться хочет, говорит, тут делать нечего.

Мы берём своё пиво и свой лимонад, сразу выходим на улицу смотреть на Самару дальше, попивая прохладительные напитки по пути.

— Слушай, а разве пить в общественном месте можно? – уточняет мой культурный гость, уверенно откручивая пробку.

— Думаю, да. Смотри, вон люди пьют – и ничего, — показываю на людей на другой стороне улицы, пьющих пенное из таких же бутылок, как и мы.

Следующая остановка нашего путешествия: набережная, которая в Самаре, в отличие от Петербурга, всего одна. Первое сходство двух городов – наличие большой реки. Волга, правда, существенно больше Невы.

— Теперь я понимаю, почему ты говорила, что Нева неширокая, — восхищается мой турист, глядя на цветущую воду. – Берег и правда тут далеко.

— Да разве это далеко? Это вообще не тот берег! – Влезает в разговор женщина средних лет, стоящая рядом с нами на смотровой площадке. — Это остров Проран, за ним просто не видно.

Петербурженка, считающая, что через Дворцовый мост идти достаточно долго, шокирована.

Реки, откровенно говоря, похожими назвать нельзя, однако их наличие и обустройство набережных города всё-таки сближает. Самара стоит на левом берегу Волги, Нева протекает через несколько районов Петербурга. Городские пляжи в Поволжье летом полны даже в будние дни, что мы и наблюдаем, в Северной столице в центре города купаются разве что бесстрашные городские сумасшедшие. В Самаре шумно, вокруг нас бегают дети и катаются на роликах подростки – совсем не так, как на реках и каналах культурной столицы.

Мы идём по набережной и пьём идентичные с виду напитки: я – лимонад, подруга-петербурженка – пиво. На жаре бутылки запотевают, а от ладоней на них остаются влажные следы. Лимонад сладкий и, пока не выдохся, неплохо утоляет жажду. Пиво, кажется, гостье не нравится: она морщится, но спустя час неторопливой прогулки 1,5 литра всё же осиливает.

— Я просто пиво не люблю. Это неплохое, на самом деле, если с другими сравнивать.

Ленинградка

Самый очевидный «кусочек Петербурга» в Самаре – Ленинградская улица. Она пешеходная и напоминает московский Арбат – те же уличные музыканты по вечерам, те же магазины и кафе, те же гуляющие люди. Разница, пожалуй, в размерах: пройти её от начала до конца неторопливым шагом у меня заняло меньше 15 минут. Сюда я направляюсь одна – на людей посмотреть и себя показать.

Гуляя по улице с советским названием, коих в Самаре осталось немало, вспоминаю вот о чём: и Петербург, и Самара меняли свои имена во времена советской власти. Только второму городу достался не столь великий партийный деятель – город с 1935 по 1991 годы назывался Куйбышев.

А ещё Самара тоже была столицей – правда, не культурной и не северной, а запасной. Во время войны в случае оккупации Москвы вся правящая верхушка переехала бы именно в Куйбышев. Здесь даже построен бункер Сталина, в котором сейчас находится музей. Правда, сам Сталин в нём никогда не был, но кого это волнует – в провинции должно быть хоть что-то громко и солидно звучащее.

Но вернёмся к настоящему: на перекрёстке расположилась одна из новых городских скульптур – памятник дяде Стёпе. Не Медный всадник, конечно, но тоже ничего.

Собака и дети, окружившие самого дядю Стёпу, успели изрядно пожелтеть – погладить их считает стоит священным долгом чуть ли не каждый прохожий. Девочка лет пяти в оранжевом платьице бежит седлать бедную собаку – ту самую пожелтевшую часть ансамбля. Её мать умиляется юной всаднице и фотографирует на телефон. После этого тянет малышку идти дальше – очевидно, всё же торопится.

Людей на Ленинградке не очень много: заявилась я сюда в полдень буднего дня. Дохожу до конца и поворачиваю обратно, лениво фотографируя окрестности – ни музыкантов тебе, ни столпотворения. Думаю о том, как не получить солнечный удар, и торопливо ищу в телефоне, в какой из окружающих кафешек можно недорого поесть. Прохожу мимо девочек лет пятнадцати, фотографирующих друг друга у фонтана.

— Фуууу, у меня тут ляхи толстые! Давай ещё раз!

Оглядываюсь на её ноги. В недоумении отвожу взгляд. Иду есть в KFC.

Чемпионат мира по футболу: «Это был настоящий праздник»

Самара – один из немногих городов России, которые принимали Чемпионат мира по футболу. Этим город похож с Северной столицей. Вспоминая ворчание недовольных массами людей в метро и «из каждого утюга этот ЧМ» петербуржцев, скажу, что Самаре именно повезло – город преобразился, получил новый стадион и толпы иностранцев, которых большинство провинциалов до мундиаля даже не видели и уж тем более – не общались с ними.

Анастасия Спиридонова – студентка Самарского университета, во время Чемпионата мира она работала волонтёром.

— Изначально наш стадион собирались строить на Стрелке. Этот проект и был утверждён FIFA, когда города-организаторы только выбирались. А потом стадион перенесли в диаметрально противоположную часть города.

— А самарская Стрелка похожа на питерскую?

— Понятия не имею, я в Питере не была.

Показываю Насте фотографии петербургского ансамбля на телефоне. Ей, кажется, нравится.

— Красиво. Но не похоже совершенно: у нас это место, где река Самара впадает в Волгу. Там, кажется, промзона или песчаные насыпи – сама я там тоже не была. (Смеётся).

— Что ты делала во время волонтёрства?

— Я общалась со зрителями: показывала, куда идти, создавала настроение, помогала, если возникали проблемы. И это было здорово: я дарила людям положительные эмоции, и они дарили мне их в ответ. Когда иностранцы выходили с матчей, они говорили: «Спасибо, Россия!» Это был настоящий праздник, очень жаль, что он закончился.

— Самара преобразилась за время мундиаля?

— Конечно, и очень сильно! У нас отремонтировали многие дороги, которые были в отвратительном состоянии, сделали несколько новых развязок, продлили улицу, рядом с которой я живу – теперь ездить стало гораздо удобнее. Причём это и сейчас продолжается – тоже много чего ремонтируют. Покрасили многие старые дома, теперь они выглядят гораздо презентабельнее, на некоторых появились футбольные граффити – теперь о Чемпионате останется память. В целом город стал гораздо чище, я уже и не помню, когда тут так было!

— А что про другие города, скажем, Питер? Не хотела волонтёрить там?

— Вообще, да, но я это поняла, когда уже начался Чемпионат. Было бы здорово попасть в Питер на полуфинал, всегда хотелось там побывать. Кстати, у нас работала одна девочка оттуда. Я спрашивала, почему в Самаре, она сказала, что здесь не хватало рук и её направили сюда.

— Что вообще, кстати, думаешь о Петербурге?

— Сложно судить, потому что я там не была, но поехать очень хочется. Смотришь на фотографии в Инстаграме – ну не бывает такой красоты! У меня несколько друзей туда уехали учиться, да и вообще все в каком-то восторге от него пребывают. Вот и мне теперь туда надо! Переезжать из Самары я не хочу, но в качестве туриста на недельку – почему бы и нет?

Самарчанка в Петербурге: «Я захочу поесть рамэн – я пойду и поем рамэн»

Повальное «буду поступать в Питер» добралось и до Самары – действительно многие юноши и девушки по окончании школы едут покорять Северную столицу. Александра Лебедева уехала из Поволжья два года назад. Она рассказала, как изменилась её жизнь, почему в Петербурге она может одеваться, как хочет, и из-за чего не будет возвращаться на малую родину.

— В 2016 году я закончила школу и поступила в СПбГУ на филфак. Почему Петербург? Я всегда очень не любила Москву. Мне хотелось уехать в большой город, поэтому, если не Москва, значит, Питер. Он и дальше от Самары, а мне с какой-то стороны хотелось большей независимости: вроде девочка большая, а, скажем, оплачивать счета или записываться в поликлинику не умею. До поступления я тут даже ни разу не была – приехала только подавать документы. Мне здесь понравилось, потом совершенно не жалела.

— И чем большой город лучше маленького?

— Здесь гораздо больше всего. Скажем, в Самаре я часто не могла попасть на концерты любимых групп – они до нас не доезжали. И вот я сидела дома и смотрела рекламу этих самых концертов в Питере и Москве. А сейчас – только выбери, иди куда хочешь! Здесь, например, гораздо больше магазинов – чтобы купить что-нибудь необычное, мне не нужно заказывать доставку, когда очень много всего есть в режиме офф-лайн. Да, в конце концов, захочу я поесть какой-нибудь рамэн – я пойду и поем рамэн! И мне не придётся опять же сидеть дома и грустить, что в моём городе вот этого нет. Именно в таких бытовых вопросах возможностей гораздо больше.

— Но не ради рамэна же ехать в Петербург.

— Да нет, конечно. Здесь и люди совершенно другие, чувствуешь себя свободней. Я уже не говорю о том, что тут я живу без родителей – почти совсем самостоятельно. Но знаешь, я заметила, что в Самаре я всегда парилась, как мне одеться, как накраситься – это было важно, вдруг пойду выносить мусор и встречу одноклассника. А тут об этом не думаешь – надел свой удобный свитер – и пошёл. Наверное, потому что в метро людей очень много, из-за этого всем всё равно, как выглядят окружающие. И фриков здесь гораздо больше, чем в Самаре – другим людям плевать на тебя. И ты заряжаешься этой атмосферой, и уже сам начинаешь выглядеть так, как тебе комфортно.

— Петербург похож на Самару?

— Скорее нет, разве что архитектурой чем-то: в центре – старые красивые домики, подальше – в основном советская застройка, а на окраинах уже почти всё – новостройки. Но это, наверное, везде так. Вообще разница ощутимая, в первую очередь – в расстояниях. Раньше я думала, что ехать полчаса – это очень долго, а сейчас я радуюсь, что от дома до универа мне ехать всего час, а не два, как я ездила в прошлом году. Инфраструктура гораздо более развита – про рамэн я уже говорила. Ну и очевидно, что Петербург более благоустроенный – сюда приезжает гораздо больше туристов (то есть в Самару они почти и не приезжают), поэтому здесь чище, удобнее и уютнее. Это не может не радовать.

— Планируешь остаться в Петербурге?

— Может быть, я уеду заграницу. Об этом я пока точно сказать не могу. Но если останусь в России, то однозначно в Петербурге. Я чувствую себя здесь как дома, это уже мой дом.

Петербурженка в Самаре: «Я не привыкла»

Удивительно, но, как выяснилось, переехать можно не только из Самары в Петербург, но и в обратном направлении. Наталья Филева – как раз такой пример. Она рассказала о сложностях переезда, о красивых самарских девушках и о том, почему скучает, но не хочет обратно.

— У меня муж из Самары. После свадьбы мы прожили три года в Питере, а потом так вышло, что он получил сюда направление по месту работы. Так и уехали. Был возраст такой – даже интересно, тем более я в Самаре до этого была только два раза, и мне город понравился. В отличие от Питера, здесь был такой колорит. Маленькие дома в старом городе – я такого не видела в жизни. Волга, пляж, Жигулёвские горы – такого в Питере нет. Подумала, что нужно что-то менять – мне было 26 лет. Но первое впечатление изменилось – честно сказать, позже я уже пожалела. Здесь стало совершенно неинтересно жить.

— А что изменилось?

— Я переехала в 2001 году. И тогда я увидела эти трёхметровые сугробы. Коляска у меня была для ребенка – бывали дни, когда я не могла выйти из подъезда, хотя живу в самом центре. Гнетущий был февраль, тогда я задумалась, зачем вообще это нужно было. А потом весной муж повёз меня в Загородный парк. А в Питере я жила в Колпино – вся моя юность прошла в парках и дворцах. И поэтому впечатление от самарского парка тоже было не из лучших. Вообще в моём понятии в Самаре парков нет, а мне этого очень не хватает.

— Прошло 17 лет, сейчас уже привыкли?

— Нет, не привыкла. Причём ещё год назад я думала, что привыкну, но вышло так, что за год я была в Питере три раза – и поняла, что не привыкну. Моя мама (родители, кстати, тоже сюда переехали) говорила, что, когда живёшь в четырёх стенах, в принципе, без разницы, в Самаре ты или в Питере. Стало, конечно, лучше, потому что у меня появились друзья, работа, но сейчас я понимаю, что до конца не привыкла. Хотя за это лето Самара преобразилась, стала красивее. Недавно ехала по улице, которая во время чемпионата была перекрыта – поразилась, как хорошо! Если бы так было всегда, Самара бы была совершенно иной.

— А люди в Самаре и Петербурге разные?

Да, люди здесь другие: складывается впечатление, что это торговый город. Очень много грубых людей, никто не улыбается, если что-то у них на улице спросить, они ответят так, как будто одолжение сделают. А ещё, знаете, есть выражение, что в Самаре живут самые красивые девушки. И я действительно это прочувствовала! Когда переехала, заметила, насколько много красивых девушек! В Питере как-то я не замечала этого. А потом я поняла, почему: здесь очень хорошо одеваются. В Питере у меня были, условно говоря, джинсы, майка, куртка, всё так серенько. Здесь – такие девушки гламурные, наряженные. Сейчас это, может быть, как-то выровнялось, а тогда – очень бросалось в глаза.

— Честно говоря, это неожиданно.

— А я потом поняла, почему так. Самара не очень культурный город. Здесь, в моём понимании, музеев нет, парков нет. Здесь одно занятие – торговые центры, по ним ходить. И это очень откладывает на жителей отпечаток, я, как приезжий человек, это чувствую.

— Вы говорили, что в Самару переехали ваши родители. Как им дался переезд?

— Они, конечно, переехали из-за меня, я – единственная дочь. Сначала у меня переехала мама, через два года – папа, потом мы и бабушку перевезли. Родители, как ни странно, быстрее адаптировались. Маме, может быть, хотелось каких-то перемен, бывает такое.

— То есть, если бы появилась такая возможность, вы бы переехали обратно в Петербург?

— Нет, не думаю. В Питере жизнь тоже ушла далеко – она совсем другая. И я себя там тоже уже чувствую чужой. Если переезжать, то, наверное, совсем в другое место. Но, допустим, если дочь туда уедет, то за ней я бы поехала. А так… Уже, допустим, просто приезжать, любоваться. Ведь когда живёшь – перестаёшь так красоту замечать. Конечно, ходишь, смотришь, всё красиво, но всё равно ты идёшь по своим делам – и её не замечаешь. А когда приезжаешь – как губка впитываешь это всё.

Видимо, чтобы любить Самару, в ней нужно родиться. А это, к сожалению (к счастью?), дано не каждому.

***

Я снова в другом месте и с другим человеком – веду свою семилетнюю сестру кататься на метро. Она ни разу в жизни не ездила на нём, потому что метро в Самаре – нечто вроде мема или анекдота. Одна ветка и десять станций, расположенных не в самых густонаселённых районах. Арина, кажется, очень волнуется, но виду не подаёт – гордо берёт жетончик и пробегает через турникет, но затем от меня не отходит.

Мы садимся в полупустой вагон в час-пик, и Арина крепко сжимает поручень – боится. Пока поезд стоит, я рассказываю, что на некоторых станциях есть эскалаторы, как в торговых центрах, а в Питере они такие длинные, что спускаться и подниматься по ним нужно несколько минут. Сестра недоверчиво хмурится.

Мы трогаемся, и у Арины расширяются глаза – уж очень быстро едем. В таком состоянии она неподвижно сидит до конца поездки – целую одну станцию – и мы выходим.

— Ну, как тебе метро?

— Классно!

— Когда приедешь ко мне в Питер, поедем там кататься на глубоком метро?

— Поскорее бы…

Подготовила Дарья Тюрина / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!