65.5$ 75.5€
5 °С
Новости Все новости

«Они могли бы делать это вместе»: эксперты ПМЭФ об экономике совместного потребления

26 мая 2018 | 18:22| ПМЭФ-2018

В заключительный день работы на Петербургском международном экономическом форуме эксперты обсудили экономику совместного потребления. Что это, как это работает и при чём тут экология, разбирался корреспондент «Диалога».

Что это?

Экономика совместного потребления – такая социально-экономическая модель, которая позволяет пользователям равномерно обмениваться ресурсами. Доходы компаний в таких моделях обычно составляют около 15% от оборота, а остальное получают пользователи.

«Эта экономика началась с перевозок и гостиничного бизнеса, но теперь перешла и в другие области», — рассказал Марк-Андре Камель из Brain & Company. Он объясняет модель так: «Все мы едины: мы делимся ресурсами, заботимся о природе».

«Говоря об экономике совместного потребления, можно выделить две модели – B2C и С2С. C2C – это такие компании, как BlaBlaCar, а B2C – это, например, различные сервисы по бронированию отелей», — объяснил Камель. Расскажем чуть подробнее: B2C (business-to-consumer) – это коммерческие отношения между бизнесом и потребителем, то есть те, которые выполняются напрямую. C2C (consumer-to-consumer) – термин, который буквально означает «потребитель для потребителя». Проще говоря, это вид электронной торговли, в котором между собой сделку совершают именно пользователи, без привлечения бизнеса. Вы, например, можете купить на «Авито» диван – и это будет модель C2C.

Как это?

«Один из моих любимых примеров – это сельскохозяйственные кооперативы. Например, небольшие производители объединяют имеющиеся у них данные и получают результаты, которые сравнимы с крупными агропромышленными комплексами. Фактически эта модель даёт возможность компаниям работать в экономике того же масштаба, что и крупные сервисы», — поделился Карен Казарьян, директор «Института исследований интернета».

В дискуссии принимал участие главный исполнительный директор и сооснователь BlaBlaCar Николя Бруссон. Он рассказал о том, как экономика совместного потребления работает в их компании.

«В 2006-2007 году, когда был создан BlaBlaCar, мы пришли к простой мысли: люди водят машины. На короткие расстояния, на значительные расстояния. Они могли бы делать это вместе», — рассказал Бруссон. Однако не обошлось без проблем, которые решились с приходом новейших технологий. «Люди не доверяли друг другу. <…> Но с тех пор начали развиваться технологии, появились смартфоны. <…> Стало возможно создать профиль – причём тогда, когда только появился Facebook. <…> Изменения в поведении людей происходят довольно быстро», — пояснил он.

Сервис позволяет не только экономить на поездках, но и сохранять окружающую среду. «Человек хочет поехать из Парижа в Брюссель или Санкт-Петербург – он всё равно туда поедет. А если он возьмёт с собой кого-то, то уменьшится количество машин, выхлопов», — объясняет концепцию Бруссон.

А что власть?

Регулирование экономики совместного потребления – один из самых сложных вопросов по этой теме. На ПМЭФ рассказали, как он решается в России и в других странах.

Тот же BlaBlaCar, который был создан во Франции, например, субсидируется Парижем. Правительство поддерживает компанию в том числе из-за благоприятной для окружающей среды стратегии работы.

В России ситуация пока развивается, но в целом условия тоже кажутся комфортными. Об этом рассказал руководитель Департамента информационных технологий Москвы Артём Ермолаев.

«Лет шесть назад мы запустили систему видеонаблюдения в городе, когда было два варианта развития событий: либо мы это построим сами — то есть город вложит деньги — либо мы это дадим бизнесу. Рассмотрев эту экономическую модель, мы поняли, что <…> на этом выигрываем мы – то есть город получает услугу, мы платим достаточно много бизнесу – бизнес развивается, платит нам налоги, и косвенный эффект от этого – мы добились того, что в городе высокого качества интернет и достаточно дешёвый», — сказал Ермолаев.

Помимо инфраструктуры, государство может сотрудничать с бизнесом и в информационном плане. «Мы начали отдавать данные, на которых бизнес может зарабатывать деньги. Это совершенно разные типы данных, и один из первых опытов – мы отдавали данные, насколько тот или иной таксист имеет лицензию, чуть позже мы начали отдавать различным агрегатам информацию о тех же самых автомобилях – что с ними происходило, попадали они в аварию или нет. На этом компании развивали не просто бизнес, а, что важно, – сервисы для жителей», — объяснил он.

И что в итоге?

Также Ермолаев рассказал о плюсах для экономики страны: «Мы считаем, что это не только развитие бизнеса, но и большое развитие городов, в том числе и доходов, потому что это выход из серой зоны в белую, в которой, на самом деле, во многом заинтересованы и сами пользователи, потому что большое количество услуг сейчас оказывается в серой зоне. Те же самые репетиторы, с одной стороны, получают доход, и это хорошо, но когда они приходят в банк, они не могут показать свой доход и не могут получить кредит. <…> Поэтому у экономики совместного пользования – однозначный тренд на развитие», — сказал он.

То есть такая модель выгодна и городу, и бизнесу, и потребителю. «Мы находимся в самом начале пути. И мне кажется, что эта история будет развиваться, что будут появляться новые какие-то формы. И в ближайшие годы, в ближайшие десятилетия эта модель будет расти, потому что она устойчивая», — подвёл итог сооснователь BlaBlaCar Николя Бруссон.

Дарья Тюрина / ИА «Диалог»

Следите за происходящим на ПМЭФ-2018 в нашем спецразделе.

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!