12 °С
Новости Все новости

«Повод для оптимизма, конечно, есть. Но…» Политологи комментируют диалог Путина с международными партнёрами на ПМЭФ

25 мая 2018 | 22:45| ПМЭФ-2018

Во вторник, 25 мая, Президент России Владимир Путин в рамках Петербургского международного экономического форума провёл беседу со своими зарубежными коллегами — президентом Франции Эммануэлем Макроном и японским премьером Синдзо Абэ. Наблюдателям показалось, что в результате состоявшегося разговора диалог между Россией и Западом наконец-то может выйти на новый уровень. Так ли это, «Диалог» выяснял у экспертов.

Владимир Брутер, эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований:

«Для того, чтобы диалог [между Западом и Россией] вышел на новый уровень, он должен иметь некую формулу этого уровня. Он должен объяснять роль запада и роль России, их полезность друг для друга, конфигурацию той Европы, к которой мы стремимся. Всего этого пока нет.

Текущие и перспективные изменения – это разные вещи. В политике всегда всё меняется — но на то она и политика, что она не очень устойчива в каком-то смысле. Безусловно, отношения между Россией и Германией уже не такие, как три месяца назад, между Россией и Францией — тоже. Неслучайно, что они поехали так сразу в Россию. Но это не означает, что у нас сейчас есть с ними совпадения по контурам общего видения нашей и их европейской роли. У нас сейчас есть определённая потребность друг в друге, есть потребность о чём-то договориться, но нет потребности в том, чтобы строить какую-то общую конфигурацию. Не общий дом – а общую конфигурацию.

Этот диалог не претендует на репрезентативность, но, в целом, он достаточно широкий, в нём можно видеть желание России быть открытой — о чём, собственно, Пути и говорил. Либерализовать законодательство, участвовать в мировых экономических процессах – всё это достижения и достояние современной России. Вопрос в том, что это не исчерпывает отношений России с Западом и не исчерпывает проблем в отношениях с Западом — хотя бы потому, что Запад ввёл односторонние санкции. И это само по себе делает весь этот комплекс отношений уязвимым с одной стороны, а с другой стороны менее заметным, менее значимым. Но, безусловно, желание [переломить ситуацию] у России есть. Всё-таки Россия никогда не являлась экономической супердержавой, и сейчас России приходится решать те проблемы, которые не были решены 20 лет назад.

Мне кажется, что [основных тезиса] три. Первый – это желание России быть открытой. Второй – это возможность достаточно серьёзного экономического кризиса, о которой сказал Путин. И третье — это апелляция к тому, что Запад (и прежде всего, Соединённые Штаты) в своих интересах очень часто играют нечестно».

Андрей Манойло, профессор кафедры российской политики факультета политологии МГУ, член научного совета при Совете безопасности Российской Федерации:

«Что-нибудь новое есть в этом заявлении [о доминировании США] по сравнению к предыдущим, о констатации роли Соединённых Штатов? Я здесь ничего нового не вижу. Оно, конечно, отзовётся — но если это заявление обращено к европейским нашим партнёрам, то там нет ничего такого, чего бы европейцы о себе сами и не знали. Они и так прекрасно понимают, что они сидят под плотной пятой Соединённых Штатов. Периодически их «нагибают», они вынуждены это глотать — причём те, кто постарше возрастом, те привыкли и воспринимают это, видимо, уже философски. А вот Макрону это не всегда нравится, потому что он молодой, такой максималист. У него там ещё ребячество отчасти осталось в характере. А тут он стал президентом — и сразу попал под такой прессинг США. Поэтому Макрон на это реагирует эмоционально.

А вообще говоря, это констатация факта, который и так известен. Отзываться могут только конкретные предложения. Вот Соединённые Штаты всех прессуют. Что мы должны сделать в ответ? Объединиться и чего-то сделать. Такие какие-то призывы.

Очень импонирует, конечно, в Макроне то, что он очень хочет быть похожим на Путина. Он ему подражает, он копирует приёмы Владимира Владимировича, в том числе риторические. Это видно. Путин матёрый политик, один из самых опытных в современном мире. Путин, видимо, рассматривает его как образец того, как надо делать большую политику. Это импонирует. Но в европейской политике у Макрона самостоятельной роли пока нет — а если она и есть, то она весьма ограничена. Макрон находится под сильным влиянием той же Германии — вспомните, куда он полетел сразу после инаугурации? В этом отношении личные желания Макрона не очень много значат. Очень важно, как они будут сопрягаться с личными желаниями Меркель. Ну, и с желанием Вашингтона.

Повод для оптимизма, конечно, есть. Но считать, что Макрон поможет нам куда-то там прорваться… я бы так оптимистически не стал говорить».

Юрий Светов, политолог, журналист:

«Президент США Дональд Трамп фактически поставил ультиматум своим европейским партнёрам по нескольким направлениям. Первое – это всякого рода торговые пошлины и вообще торговля металлом, сплавами между США и Европейским Союзом. Второе – ультиматум Германии: отказаться от поддержки «Северного потока». И третье – по выходу из соглашений с Ираном. И они начала взвешивать для себя — что же им делать в этой ситуации: или пытаться противодействовать американцам, или всё-таки подчиниться. И мне-то кажется, что идёт тенденция к тому, что в чём-то придётся подчиняться – допустим, знаменитая французская компания Total заявила, что она уходит из Ирана (хотя и несёт огромные убытки), потому что не хочет бодаться с американцами. И отсюда возникает вопрос, что, может быть, стоит попробовать объединиться на каких-то отдельных направлениях, где можно противодействовать американцам.

Я не думаю, что действительно удастся многого на этом направлении добиться, но ситуативно какие-то объединительные тенденции сейчас вырисовались. Это верно для России и Китая, это для России, Ирана, Турции — и, возможно, что для России и Европейского союза.

Для меня очень привлекательным был тезис, когда Путин сказал, что нам нужны не торговые войны и даже не временные торговые перемирия, а торговый мир. Эти слова очень важны: это отсыл к ВТО, к договорённостям. Потому что сейчас это санкционное безумие, оно просто разрушает всё, что возможно. Надо торговать, торговать, когда это взаимовыгодно. Когда политика в торговлю вмешивается, это губит развитие мира».

Беседовал Глеб Колондо / ИА «Диалог»

Следите за происходящим на ПМЭФ-2018 в нашем спецразделе.

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!