66.8$ 76€
19 °С
Новости Все новости

«Коренных изменений ждать не стоит, но…»: Политологи комментируют назначения в правительстве

18 мая 2018 | 20:27| Политика

В пятницу, 18 мая, премьер-министр Дмитрий Медведев предложил президенту кандидатуры новых членов правительства — и глава государства их одобрил. На первый взгляд в кабмине изменений не так уж и много — однако политологи, опрошенные корреспондентом «Диалога», не склонны считать изменения чисто косметическими.

Алексей Мухин, российский политолог, писатель и публицист, генеральный директор Центра политической информации:

«Посмотрите на кадровый состав [нового правительства] – он изменился практически на 40 процентов. Но коренных изменений ждать не следует. Судя по всему, между Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым достигнут определённый консенсус, который подразумевает, что прежний формат деятельности правительства вполне устраивает и президента, и премьера. Соответственно, коренных изменений не будет – но, судя по всему, будут некоторые качественные изменения. Потому что я вижу ряд назначений, которые были сделаны из учёта эффективизации, чтобы сделать более эффективной деятельность исполнительной вертикали. Я имею в виду назначение Владимира Якушева на пост министра строительства и ЖКХ. Это человек очень опытный. Я имею в виду замену Николая Никифорова Константином Носковым. Я имею в виду постановку на позицию министра по гражданской обороне и чрезвычайным ситуациям Евгения Зиничева, выходца из спецслужб. Я имею в виду усиление Антона Силуанова как не только министра финансов, но и как первого вице-премьера. И так далее.

Вопросов [по назначениям], пожалуй, нет. У меня большой вопрос по Мутко, конечно… как и у всех, впрочем. А ещё обратите внимание, что в адрес Владимира Мединского в последние несколько месяцев велась активнейшая информационная компания демотивационного свойства – и противники Мединского сослужили ему неплохую службу. Как известно, верховная власть слабо поддаётся давлению извне. Вот результат: Владимир Мединский остался на посту министра культуры. Его оппоненты могут сами себя поздравить».

Сергей Шелин, журналист, член Санкт-Петербургского союза журналистов, действительный член Санкт-Петербургской академии журналистики:

«По-моему, неинтересная тема. Дело в том, что когда обнародовали первую порцию фамилий, вице-премьерских, то там всё-таки кое-какие изменения были. Можно было сказать, что выдвижение господина Силуанова в качестве куратора экономического блока – это довольно интересный ход, потому что он профессионал, технократ высокой квалификации и всё такое. А когда мы видим примерно тех же министров, с некоторыми поправками… Ну, люди все знакомые. Их диапазон творческий нам известен. Вот почти всё, что можно сказать.

Если [перестановки] и повлияют на работу правительства, то, на мой взгляд, незначительно. Правительство – а совершенно ясно, что это, конечно, в том числе и экономический блок правительства – возражают против законопроекта о преследовании тех, кто помогает соблюдать санкции на территории Российской Федерации. Этот закон бёт по большому бизнесу, по всем инвесторам, по чему угодно, да? Это закон о спаде экономики фактически. То, что правительство участвует в приостановке этого законопроекта, говорит о наличии какого-то минимума здравого смысла – по крайней мере, у части его членов. Но я не сомневался, что Силуанов или Орешкин думают именно так. Но они не новые люди, они были в прежнем правительстве.

Если мы вспоминаем именно о вице-премьерах, то, конечно, уход Рогозина означает, что мы теряем замечательного ведущего «Твиттера», такую многословную фигуру, человека, который, на мой взгляд, не имея особых профессиональных навыков, был на виду благодаря своей активности. Его сменяет более скромный по стилю поведения вице-премьер. В то же время все мы с удовольствием увидели, что останется Мутко, например, который просто непотопляем и готов работать на любом участке. Нельзя на спорте – так будет на другом. Строить жильё будет нам.

Состав обновлённого правительства не говорит о каких-то изменениях во внутренней политике. Но главное слово всё-таки остаётся не за правительством и не за министрами, как мы знаем, а за главой государства, за президентской администрацией – ну и различными кругами, которые, может быть, состоят из людей, не входящих в правительство, но влиятельных. Поэтому перемены можно вообразить, но вряд ли они вытекают из того, что сохранились или изменились какие-то лица».

Дмитрий Солоников, директор Института современного государственного развития:

«Ожидания от изменений в правительстве были явно преувеличенными. Если корпус вице-премьеров изменился на 2/3, то правительство – на 40 процентов. Само оно поменялось не сильно – это видно даже по структуре: единственное структурное изменение – это разделение министерства образования и науки на министерство просвещения и министерство науки и высшего образования, отдельного от него. Это всё: не затронуты ни экономический блок, ни инфраструктурный. Что важно – министры, отвечающие за базовые, основные направления, остались на своих местах.
Я бы разделил правительство на несколько блоков. Силовой – остался на месте практически весь, кроме МЧС, и это понятно: после «Зимней вишни» информационное давление было таким, что [министра] нельзя было не поменять в такой ситуации, и изменения произошли. Остальные – министры внутренних дел, иностранных дел, обороны – на месте; понятно, это политические тяжеловесы, которые могли бы уйти, если бы сами попросили. Собственно, Сергей Лавров просился несколько раз в отставку – об этом часто говорили и писали… но, видимо, его не отпустили. По Колокольцеву тоже могли быть вопросы, но в данном случае стабильность перевесила необходимость изменений. Поэтому – никаких концептуальных подвижек нет.

То же самое и с экономическим блоком: и Орешкин, и Новак, и Мантуров сохранили свои посты… как и планировалось. Единственное – и по Орешкину, и по Мантурову были предположения, что они могут пойти на повышение (или стать вице-премьерами, или получить новые назначения в администрацию президента): их до последнего времени рассматривали как «перспективные кадры», но они просто сохранили свои должности. Может, это и хорошо. Изменения коснулись [министерства] строительства – но после критики Медведевым строительного блока в целом в Государственной Думе было понятно, что Мень «не жилец», и его замена на Якушева вполне ожидалась. Якушев как губернатор Тюменской области и человек, близкий к Собянину, и рассматривался, и прогнозировался как кандидат в состав нового правительства, и он нашёл себя в данном качестве. Будет у него теперь связка с новым вице-премьером, курирующим строительство – Мутко; посмотрим, как они сработаются, может получиться забавно.

Социальный блок тоже остался на своих местах – и Топилин, и Скворцова сохранили свои места, но к ним и не имелось серьёзных претензий, в СМИ их фамилии не склонялись в негативном ключе, и у них нормальные взаимоотношения с курирующим вице-премьером. Сохранение их в должностях вполне логично. А вот уход Максима Соколова был вполне ожидаемым – после ещё осеннего взыскания, которое наложил на него президент. Сняли взыскание за день до внесения в Думу кандидатуры Медведева для назначения премьер-министром, но понятно, что претензии к нему были серьёзные. На его место пришёл Евгений Дитрих – его первый зам, человек в отрасли известный и имеющий за плечами ряд успешно реализованных проектов, серьёзных вопросов к нему не было. Территориальные министры тоже ожидаемо сменились – за развитие всего Дальнего Востока, например, отвечать будет теперь уже бывший губернатор Амурской области.

На мой взгляд, революционных изменений нет. Сменились те министры, которых нужно было заменять, по которым был негатив; все остальные принципиально остались на своих местах. Медийное давление повлияло на некоторые кадровые назначения; всё остальное – это сохранение прежнего состава и курса, демонстрация стабильности в вертикали управления, в её верхней части.

Изменений в политике ждать не стоит. Внешняя политика – это то, что, согласно опросам «Левада-Центра», максимально позитивно оценивают россияне, чему ставят основной плюс жители страны. Здесь претензий нет и со стороны президента – так что чему здесь меняться? Итоги внутренней, социальной политики оцениваются не так однозначно – и здесь могли бы быть изменения, и на это, вероятно, кто-то рассчитывал, но весь блок сохранён, и ожидать чего-то революционного нельзя. Сильно изменился блок сельского хозяйства – и новый вице-премьер, и новый министр… и вот тут относительно неожиданно назначение Дмитрия Патрушева министром сельского хозяйства – надо понимать, что это такой противовес Гордееву, потому что это не человек Гордеева, а выходец из другой системы, другого центра влияния в нашей стране. Блок сельского хозяйства на подъёме, активно развивается в свете импортозамещения – поэтому, видимо, пришли новые люди, которые будут ещё более активно его развивать. Блок строительства, напротив, в кризисе – поэтому, опять-таки, пришли новые люди, которые, возможно, принесут новое видение этого направления.

То, что не будет больших изменений, стало ясно с тех пор, как Путин снова предложил Медведева на пост премьер-министра. Если он считает, что работа Медведева как премьера успешна, и менять его в нынешней сложной внешнеполитической и внешнеэкономической обстановке не стоит – то, значит, не стоит менять и в основном его кадры. Если оценивать работу правительства в комплексе позитивно – а только так можно расценивать новое назначение Медведева премьер-министром – значит, в целом и министры оцениваются положительно».

Юрий Светов, политолог:

«Правильным было бы сказать, что правительство обновилось – и обновилось существенно. У нас президент избрался на второй срок, и логично, что, говоря о каких-то новых задачах, он стремится сохранить преемственность с тем, что было сделано с 2012 года. Поэтому и премьер прежний оставлен, и часть членов правительства сохранена. Для меня некоторыми знаковыми вещами является то, что вице-премьером по экономике стал Силуанов, а вице-премьером по социальным вопросам – Татьяна Голикова, у которой есть опыт и министра, и главы Счётной палаты, и взгляд на социальную сферу с разных точек зрения. Я бы отметил обновление ряда ключевых министерств – прежде всего, МЧС, у которого в последнее время был ряд провалов, и министерства по делам Северного Кавказа: там новый уровень задач – и создание нового министерства цифровых технологий, где тоже появляется совершенно новая фигура.

Что касается обновления правительства, там есть очевидные замены – но у меня вызывает недоумение сохранение в этом правительстве двух фигур. Прежде всего, это, конечно, Виталий Мутко. Вице-премьер Дмитрий Рогозин, который допустил немало провалов в отраслях, которыми он занимался, отправлен в отставку, а Мутко, который навлёк позор на нашу страну во всём, что связано со спортом, вдруг остаётся! И вторая фигура – это министр культуры Владимир Мединский: честно говоря, я думал, что после вчерашнего скандала с его [бывшим] заместителем Григорием Пирумовым станет понятно, что министр, у которого заместители воруют в таких масштабах, больше не может продолжать руководителем отрасли… но его тоже оставили. Думаю, что и Мутко, и Мединский остались в силу декларируемого Медведевым принципа «мы под давлением решений не принимаем». Это неправильный подход, потому что давление это было со стороны общественного мнения, с которым власть должна считаться… но, видимо, это перевели в плоскость внешнего давления, которому мы не поддаёмся.

Теперь надо дать правительству возможность поработать. Увидим, каковы будут его первые шаги, что и как ему удастся сделать. Президент в инаугурационной речи ключевой задачей обозначил прорыв – во многих направлениях: и повышение производительности труда, и темпы развития. Я, честно говоря, довольно скептически отношусь к тому, что Дмитрий Медведев способен обеспечить руководство этим прорывом. Отдаю должное ему за то, что он в эти сложные годы сумел не допустить провалов в экономике страны, но прорыв – это несколько другое. Второй вопрос – надо смотреть, какую программу предложит правительство, на чём оно сосредоточится. Будет ли для него ключевой проблемой – повышать или не повышать пенсионный возраст, или они займутся проблемой того, как дать свободу бизнесу и тем людям, которые хотят что-то сделать, избавить их от прессинга контролирующих и проверяющих органов.

Есть некоторые знаковые фигуры, которые общество хотело бы видеть в отставке. Но ожидать того, что власть создаст полностью новое правительство… давайте посмотрим, что происходит в Армении? Человек, пришедший к власти на волне протестов, назначает министрами людей, которых общество вообще не знает: учитель английского языка становится министром культуры, а бывший пресс-секретарь возглавляет одно из других ключевых министерств. Так в нормальной стране не происходит. Давайте дадим какое-то время этому правительству, чтобы поработать. Прежде всего– в вопросах, связанных с экономикой, потому что главный вызов, который сейчас стоит перед Россией, лежит в сфере экономики».

Николай Межевич, экономист, профессор СПбГУ, президент Ассоциации прибалтийских исследований:

«Я бы разделил вопрос о правительстве на две части. Очень важный в наше время внешний блок – я имею в виду оборону, безопасность, иностранные дела – остался без изменений; думаю, это хорошо. Что касается экономического блока, то там произошли изменения, мы о них знаем – но я бы не стал называть их принципиальными. Те перемены, которые произошли в финансово-экономическом блоке, скорее говорят о том, что прежний курс останется – подчёркиваю – в общих чертах неизменным. Вряд ли следует ожидать какой-то новой монетарной политики, новых тенденций в управлении финансами – понятно, что за эти вопросы как отвечал Силуанов, так и отвечает. Отдельные нюансы, связанные с перемещением, скажем, Голиковой, вряд ли кардинально меняют экономический курс. Оценку этого события – того, что этих изменений нет – я бы пока не стал давать, поскольку дело не в том, какие люди пришли, а в том, какова будет степень жёсткости контроля со стороны президента. Давайте будем реалистами – вне зависимости от того, что было изначально написано в учебниках и, может быть, даже в Конституции, реально очень велики полномочия президента. С одной стороны, это хорошо, с другой же означает, что президент объективно принимает на себя очень значительную часть, скажем так, и управляющих, и контрольных функций. Я принадлежу к той части экспертного сообщества, которая считает, что за этим правительством нужен глаз да глаз.

Теперь о персоналиях. Что касается Рогозина, то мне симпатична его политическая платформа – но человек, который занимается оборонкой, вовсе не должен демонстрировать свою политическую платформу в социальных сетях. Дмитрий Рогозин занимался сферой, которая требует тишины, и такие вот полурекламные поездки в Молдавию, скажем, не добавили уважения к российской системе госуправления. Такова же моя оценка, скажем, и информационной деятельности американского президента – Twitter-дипломатия… но в оборонке Twitter- и Facebook-дипломатия – это не совсем правильно. Поэтому в данном случае я могу сказать, что изменения правильные, и то, что человек из Минобороны (и не просто человек, а замминистра) стал отвечать за оборонный комплекс в более высоком ранге – это очень хорошо. Оценивать качества подводной лодки должен моряк, качества самолёта – лётчик, и отвечать за оборонку должен не профессиональный политик, а лучше, если профессиональный военный.

В целом таких изменений много. Я сугубо положительно отношусь к тому, что – вопреки мнению многих коллег – Алексей Кудрин стал председателем Счётной палаты: это весьма ответственный пост. Посмотрим по нашим зарубежным соседям – аналогичные должности в Северной и Западной Европе весьма престижны, и возможность контролировать деятельность правительства достаточно серьёзна. Собственно, согласие Алексея Леонидовича говорит о том же самом.
Вообще радикальные изменения – это не то, что сегодня необходимо. Надо подготовить те серьёзные реформы, которые, на мой взгляд, необходимы – но сделать это грамотно; есть одна реформа, сложность которой знает любой американский политик – речь о пенсионной реформе. Если в ближайшее время мы увидим хорошие, грамотные контуры пенсионной реформы – это, уверяю вас, уже само по себе будет величайшим достижением».

Подготовили Глеб Колондо и Илья Снопченко / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!