63$ 73.4€
21 °С
Новости Все новости

Артём и Люберцы: факты и мнения политологов о фальсификациях на прошедших выборах

19 марта 2018 | 17:58| выборы-2018

Прошедшие в воскресенье, 18 марта, президентские выборы по традиции не обошлись без нарушений самого разного толка. «Диалог» собрал информацию о таких случаях, а также мнения политологов о том, почему власть даже в условиях, когда победа «правильного» кандидата заранее выглядит предрешённой, не может не заниматься подтасовками.

Станут Люберцы позором России

Минувшие выборы стали поводом вспомнить о том, что в России – а точнее, в Подмосковье – есть город Люберцы. На родине группы «Любэ» и движения люберов произошёл случай откровенного вброса бюллетеней в урну на участке № 1480. Нарушение было зафиксировано видеокамерой. В итоге ТИК принял решение о том, чтобы полностью аннулировать результаты выборов на этом участке, а двое членов комиссии были отстранены от работы (и могут быть привлечены к уголовной ответственности), передаёт ТАСС.

Другой случай, прогремевший на всю страну, произошёл в приморском городе Артём. Как сообщает агентство «ПримаМедиа», около 14:35 в участковой избирательной комиссии № 326 камера видеонаблюдения зафиксировала массовый вброс избирательных бюллетеней в урны для голосования членом избирательной комиссии. Наблюдатель от ЛДПР поднял тревогу. Правоохранительные органы начали проверку по этому поводу, но… даже на время этого председатель участковой комиссии не была отстранена от своих обязанностей. Документы, тем не менее, переданы в Следственный комитет.

«По нарушениям в Артёме разбираются органы полиции. На 326 участке всё ещё продолжается установление итогов голосования. Участковая комиссия решила признать недействительными те бюллетени, которые находятся в урне, в которую якобы произошёл вброс», — отметила председатель Избирательной комиссии Приморского края Татьяна Гладких.

Наблюдатели от КПРФ со свойственной коммунистам методичностью передавали информацию о многочисленных случаях нарушений по всей стране. Расхождения в цифрах явки, попытки вброса, организация «поощрения» избирателей, голосовавших за действующего президента, подвоз людей, агитационные наклейки среди документов, различные «художества» с печатями на бюллетенях, препятствование деятельности наблюдателей и «несговорчивых» членов УИК… Такие сообщения приходили из Алтайского края, республик Марий Эл и Мордовия, Хабаровского края, Самарской, Саратовской и Тюменской областей, а также – из Петербурга.

«Адмиралтейский район: на УИК №0006 пресечена попытка выдачи бюллетеня избирателю, который ранее были исключен из списка избирателей. На УИК № 0021 стационарные ящики для голосования не входят в область обзора установленных на участке камер. На участках № 0025 и № 0026 обнаружена «карусель». Легковой автомобиль ездит между участками, к автомобилю подходят люди, получают бумаги и идут голосовать «по месту нахождения». Государственный номер автомобиля а169аа78. На участке №27 отсутствует электроэнергия. В УИК № 1496 избиратели не находят себя в списках избирателей, хотя имеют соответствующую прописку и голосовали на этих участках на предыдущих выборах», — сообщали в КПРФ 18 марта.

Около полудня 19 марта председатель ЦИК Элла Памфилова озвучила результаты проверок информации о возможных вбросах. По её словам, результаты голосования отменены на 5 избирательных участках в трёх субъектах Российской Федерации. В Дагестане на участке № 1126 в Махачкале результаты голосования признаны недействительными, завершается проверка информации по участкам № 1284 (Касумкент) и № 380 (Дагестанские Огни). В Тюмени на участке № 2239 факт вброса подтвердился, результаты голосования будут признаны недействительными. В Кемеровской области результаты голосования признаны недействительными на двух участках: № 509 в Междуреченске и № 766 в Новокузнецке.

«Идёт соревнование – кто даст больше голосов»

Естественно, что для получения искомого результата (который на прошлых президентских выборах политологи описывали сочетанием цифр «70/70» — то есть 70 процентов голосов за Владимира Путина при 70 процентах явки) власти не нужны было фальсификации. Достаточно было мобилизовать свой электорат, тем или иным способом убедив его сделать «правильный» выбор. А уж какие меры для этого применялись – административное давление на избирателей, «организация» их активности или прямые фальсификации – зависело и от регионов, и от конкретных местных властей.

«Количество нарушений по регионам зависит, по большому счёту, от того, как готовилась кампания. От того, везде ли рассчитывали кандидаты на легальные замеры или запускали такие нарушения, как карусели или вбросы. [Имеет значение] работа наблюдателей, работа тех, в чьи функции входило отслеживание и борьба с нарушениями, наличие видеокамер. И такой фактор, как интерес пользователей, которые просматривали [трансляции]. Как случай с Люберцами, который стал притчей во языцех – это инициатива, люди сами увидели нарушения на камерах», — отмечает политолог Анна Волкова.

По её словам, всегда было так, что регионы показывают различный средний уровень явки и разные настроения, и уровень нарушений также варьируется.

«Это издержки в любой стране при любом уровне развития демократии. Нарушения не могут быть исключены. Вопрос – в доле этих нарушений и реакции на них со стороны соответствующих органов. Если бы у нас была гипотетическая возможность расследовать все эпизоды нарушений, вбросов, мы бы, к огромному удивлению, обнаружили бы инициативу, идущую снизу. Я исключаю, что Владимир Владимирович давал какие-то указания – а вот, допустим регионы, районы, учреждения негласно начали соревноваться, кто даст больше голосов. Это косвенно обозначает, кто ближе к команде [Путина], кто больше помог. У победы много отцов, и только поражение – сирота. Понимание того, что Путин победит, было, но вот с каким результатом? «А вот у нас лучше, чем у других!» Это всегда было: соревнование между регионами, районами. Это низовое; это то, о чём говорят, когда говорят о стереотипах и установках политико-административной культуры. Показать, что мы лучшие. И во вскрытых, и в невскрытых случаях – это борьба за лояльность, и страх не оправдать надежд. Самые страшные зависимости – это те, которые люди сами себе выдумали», — добавляет Волкова.

По её словам, вопрос о том, чище ли эти выборы по сравнению с предыдущими, «во многом безответный и лукавый».

«По большому счёту демократический процесс сложный. Он обязан быть сложным. Сказать, лучше или хуже, нельзя – слишком много показателей. Были времена, когда мы могли оценивать изначальную реальность кандидатов или уровень договорённости, или будем мы относиться к дебатам, как дебатам или как к шоу, срежиссированному, отснятому заранее и запущенному в эфире, это очень сложно. Мне кажется, эти выборы в общем русле идут. Они не выбиваются в лучшую сторону, они не могут быть названы худшими», — резюмировала она.

«Я бы вообще не назвал это выборами»

Другой политолог, Дмитрий Травин, указывает, что количество нарушений по регионам зависит от наблюдателей, допущены ли они до наблюдения.

«Во-первых, вбросы нужны для того, чтобы Путин победил с таким большим результатом, как тот, что получился. Во-вторых, чтобы поднять явку. Ну а в целом, положа руку на сердце, я уже не знаю: если бы выборы были абсолютно настоящими, выиграл бы Путин или не выиграл. Понятно, что при такой организации, как нынешняя, Путин не мог не выиграть. Но в принципе, насколько велика его искренняя поддержка, сейчас уже трудно судить», — заявил он.

При этом эксперт в беседе с корреспондентом «Диалога» оговорился, что ставить вопрос об уровне фальсификаций – не совсем правильно, поскольку нынешняя система выборов представляется ущербной на более высоком уровне.

«Я вообще не назвал бы это выборами – это просто голосование. Вопрос о выборах предполагает, что это не вопрос о фальсификациях. Это уже последний этап издевательства над выборным процессом. Здесь важно, кто допущен, кто не допущен, какова реальная возможность кандидатов агитировать за себя, могут ли они серьёзно выступать – или их выступления превращаются в тот балаган, который мы видели по телевизору. Здесь десяток, два десятка критериев можно привести, из-за которых эти выборы нельзя считать выборами как таковыми», — подытожил он.

Мы продолжаем следить за итогами выборов. Вся самая важная информация — в нашем спецразделе.

Подготовили Егор Щербота и Илья Снопченко / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!