65.5$ 75.5€
7 °С
Новости Все новости

Джазовый вокалист Дмитрий Носков: «Синатра прочувствовал каждую песню на своей шкуре»

01 марта 2018 | 18:00| Культура

В Петербурге, в рамках фестиваля мужского джазового вокала Jazzman совместно с оркестром «Круглый Бэнд» выступит композитор и вокалист Дмитрий Носков. В программе, которая амбициозно называется «Я буду петь тебе, как Фрэнк», Носков исполнит хиты Фрэнка Синатры. Специально для концерта он приобрел подлинные оркестровые партитуры знаменитого джазмена. «Диалог» поговорил с Дмитрием о трибьютах, Фрэнке и тесных отношениях с космосом.

Насколько сейчас актуальны трибьюты?

На мой взгляд трибьюты – это всегда актуально! Люди, так или иначе, скучают по ушедшим артистам. По песням, которые у них ассоциируются с каким-то событиями в их жизни и персонами. Поэтому они с удовольствием ходят на такие концерты. Несмотря даже на порой сомнительное исполнение. Имя артиста, которому посвящается концерт, делает своё дело и привлекает зрителей. И тут главное не обмануть их ожидания.

Нет ощущения, что они вторичны?

Совершенно нет. Одно дело посмотреть запись концерта на видео, пусть даже и гениального. Но совсем другое дело услышать это живьем. В атмосфере клуба или концертной площадки. Где помимо вас есть ещё и другие зрители. Коллективное прослушивание музыки это совсем не тоже самое, что слушать просто запись. Всё-таки музыкальные инструменты, как и люди исполняющие музыку, источают как прямые, так и энергетические вибрации. Которые, поверьте мне, благостно сказываются на организме, в прямом смысле этого слова. Живая музыка – это лекарство! Ну и, как правило, трибьюты делают люди, которые искренне влюблены в того, кому они этот трибьют посвящают. Бывают, конечно, случаи, когда такие концерты делается сугубо с коммерческой точки зрения, но это скорее исключение, чем правило.

Какие песни Синатры вы исполните?

Мы, с «Круглым Бэндом» Алексея Круглова, исполним ряд песен взятых из благотворительного мирового турне Фрэнка Синатры 1962 года. Это действительно очень редко исполняемые на концертах песни, такие как «Goody, goody», «Without a song», «You’re nobody ‘till somebody loves you», «Ol’ man river». Конечно же мы исполним сигнатурные хиты Фрэнка «I’ve got you under my skin», «Lady is a tramp», «I get a kick out of you» … Не знаю, насколько будет уместным исполнять «My way» в рамках фестиваля. Всё-таки это фестиваль джазового вокала, а не поп-фестиваль, но если зрителю очень захочется, мы, конечно же, с удовольствием это сделаем.

Я читала, что для концерта вы специально приобрели 17 подлинных оркестровых партитур Фрэнка Синатры. Аутентичность — это, в данном случае, важно, чтобы «петь как Фрэнк»?

Действительно, для концерта с бигбэндом Алексея Круглова я закупил в Нью-Йорке 17 подлинных партитур аранжировок Нельсона Риддла (штатный аранжировщик Синатры на протяжении долгого времени — ИА «Диалог»), Куинси Джонса, Дона Косты, Сая Оливера. Все партитуры для большого джазового оркестра, включая струнные. К сожалению, мы не имеем возможности сейчас привезти на Jazzman полный состав нашего бэнда, но, надеюсь, когда-нибудь мы обязательно это сделаем. Что касается аутентичности, в этом плане я помешанный человек. Можно сказать — перфекционист. Мне очень нравится, как звучала музыка в 40х-60х годах прошлого столетия, поэтому главной задачей для меня было передать то самое ощущение и слушателям. Это абсолютно гениальные оркестровки, которые моментально погружают вас в атмосферу того времени. И нет никакого желания с ними что-то делать. Они и по сей день актуальны, и настолько зажигательны и красивы, что не испытать прилив отличного настроения просто не представляется возможным!

Когда Синатра умер, газеты писали «К чёрту календарь. День смерти Фрэнка Синатры — конец XX века». На ваш взгляд, Синатра и сейчас актуален?

Как может быть неактуален человек, который чувствовал буквально каждое слово, которое он произносит? Такой фразировки, как у Фрэнка, по сей день встретить фактически невозможно. Объясняется всё очень просто: Синатра прочувствовал каждую песню на своей шкуре. Для него эти песни не были пустым набором слов и нот. Каждая улыбка, слеза в его песнях — это настоящий кусок его жизни. Большой жизни, насыщенной личными драмами, предательствами, укорами, уроками, самой настоящей крепкой дружбой и, конечно же, искренней любовью. И зрителя своего он очень любил. И никогда не позволил сказать дурного слова в его адрес. А любили его очень и очень разные люди. Со всеми он находил общий язык. Кроме, пожалуй, журналистов. Фрэнк оставил огромное музыкальное наследие после себя. Очень много чему можно и нужно поучиться у него. И делать это можно бесконечно. Его вокальная палитра просто невообразима. Кто бы что ни говорил про него как про вокалиста.

Фестиваль позиционирует себя как фестиваль мужского джаза. Насколько у нас это направление развито? Кто его яркие представители?

Когда я увидел анонс фестиваля Jazzman, у меня сразу возник дикий интерес. Я моментально отправил свой пресс-релиз на указанную почту и почти тут же получил ответ от организаторов фестиваля Ольги Бариновой и Виктории Ленской. Мы очень быстро подружились. Мало того, что это обаятельнейшие дамы, но они ещё и настоящие джазовые львицы, с крепкими и цепкими лапами. Взвалить на свои хрупкие плечи такую махину, как джазовый фестиваль мужского вокала, —
это надо обладать большой смелостью и быть настоящими авантюристами. Именно это, на мой взгляд, сейчас и необходимо в нашей джазовой среде. Думаю, этот фестиваль поможет людям лучше ориентироваться в том, что происходит на данный момент в вокальной джазовой среде. Так что с нетерпением жду встречи со всеми, кто собирается к нам!

Джаз в России, по сути, только начинает развиваться как бизнес. Ещё не так давно это была музыка для «избранных», которая собирала небольшое количество поклонников в маленьких клубах. И такие фестивали как Jazzman помогают популяризировать этот непростой — для продвижения в массы — сегмент музыкального бизнеса. Джазовых исполнителей-мужчин, действительно, не так уж и много. К счастью, я приобщился к этому немногочисленному течению и планирую изрядно тут наследить. Не так много вокалистов мужчин я знаю лично. И не так много мне из них и нравится, если честно. Могу, пожалуй, отметить Олега Аккуратова, который играет в оркестре Игоря Бутмана. У него отличная подача и очень чистое интонирование. Хосе Морян — этот парень отлично исполняет бразильский джаз. Есть ряд людей, которые исполняют схожий с моим материал. Кто-то мне нравится, кто-то не очень. Надеюсь, что на Jazzman я приобрету новых друзей-вокалистов. Потому что я подумываю о проекте в духе синатровского RatPack (Фрэнк Синатра, Дин Мартин, Сэмми Дэвис-младший). Это было шоу, в котором они не только исполняли песни, но и, можно сказать, стэндапили. Поэтому я ищу замечательных вокалистов, которые могут не только здорово петь материал 40х-60х годов, но обладают прекрасным, живым чувством юмора и не прочь подурачиться на сцене.

Помимо концертной деятельности вы также пишете музыку к российским фильмам. Расскажите подробнее об этом, к каким именно?

С 1995 года я был аранжировщиком. Писал аранжировки для абсолютно всех звёзд нашей эстрады. А в кино я пришёл в 2004 году, вместе с Аркадием Укупником мы делали картину «Сволочи». Потом было много работ: и «Любовь – Морковь 1,2,3», и «Юленька» и ещё тонна комедий, от которых я в какой-то момент устал. Несмотря на то, что я люблю писать музыку для комедий. И вот буквально несколько дней назад на канале СТС стартовал новый сериал «Команда Б» Армана Геворгяна. Это комедия на космическую тему. С космосом у меня уже, можно сказать, плотные отношения и из недавних релизов — это «Салют-7» Клима Шипенко, музыку к которому мы написали в сотрудничестве с моим давним другом и коллегой Иваном Бурляевым. Незадолго до «Салюта-7» мы с Иваном работали на фильме «Притяжение» Фёдора Бондарчука. Мы с Ваней отлично сработались на этих картинах и собираемся продолжать в том же духе. Сейчас ведём переговоры с некоторыми крупными компаниями по поводу новых работ.

Помимо музыки для кино я пишу и академические произведения. Несколько лет назад выпустил свою пьесу для виолончели и фортепиано «Пасмурно». Очень хочется писать большие формы, но, работая в кино, а теперь ещё и занимаясь вокальной деятельностью, это сделать практически невозможно. Свободного времени фактически нет. Также очень медленно пишется замечательный мюзикл «Любовь Орлова», либретто к которому написали известный драматург и автор текстов песен Евгений Муравьев и моя супруга – сценарист Анна Симикина. Материал очень хороший, всё сделано, кроме оставшихся 9 песен из 20. Которые я всё никак не могу дописать в силу бесконечной занятости. Но ничего, доберутся мои руки.

С кем из режиссёров вам нравилось работать? И с кем бы ещё было интересно сотрудничать?

Я люблю абсолютно всех своих режиссёров. И абсолютно со всеми у меня остались дружеские, а то и продолжительные творческие отношения. Сложно выделить кого-то. Я просто люблю людей искренне увлечённых тем, что они делают. А в кино, как и в музыке, только такие люди и есть. Исключения бывают, но они скорее подтверждают правило. Из режиссеров я, пожалуй, поработал бы с Никитой Михалковым — но туда не подберёшься, там гигант Эдуард Артемьев, дай Бог ему долгих лет и творческой молодости! А так — работать интересно со всеми, особенно если режиссёр отлично знает, что и как он хочет донести до зрителя.

Недавно я выступил в необычном для себя амплуа. Состоялась премьера музыкального спектакля «Трагедия маленькой девочки», в котором мы играем вместе с актрисой театра и кино Яниной Мелеховой, актёром Виктором Куликовым и пианистом Сергеем Эксузяном. Это история о последних днях Мэрилин Монро и её отношениях с Фрэнком Синатрой. Конечно же, он построен на песнях Фрэнка и Мэрилин, и представляет собой очень душещипательную историю из жизни наших героев. Хотелось бы продолжать и в актёрском направлении тоже.

Что касается сотрудничества в джазовой сфере, я бы с удовольствием поработал с Игорем Михайловичем Бутманом и его оркестром. Пока у нас нет возможности поработать вместе, но мы общаемся на эту тему. Ну и с удовольствием бы поработал с Куинси Джонсом. Для меня это особенный человек, который был с Фрэнком Синатрой в самый мой любимый период его карьеры. Надеюсь, когда он приедет в Санкт-Петербург этой весной, у меня появится возможность хотя бы пожать ему руку и сказать «спасибо»!

В конце года мы с «Круглым Бэндом» задумываем турне по России, с программой «Я буду петь тебе как Фрэнк». Хотелось бы посотрудничать с абсолютно всеми филармониями нашей огромной страны. Мы открыты к предложениям и будем рады совместным проектам.

Беседовала Мария Осина / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!