ИА "Диалог"

Венецианский «Квир-лев» и каннская «Квир-пальма»: история ЛГБТ-кино

В Петербурге завершается ЛГБТ-кинофестиваль «Бок о Бок». В этом году в программе фестиваля, отметившего 10-летний юбилей — семь документальных, семь игровых фильмов и три цикла короткометражек. «Диалог» решил разобраться в истории и терминологии: существует ли ЛГБТ-кино как отдельное направление в кинематографе, или же его стоит мерить художественными критериями, применимыми для любой картины?

ЛГБТ-кинофестивали и квир-награды

«Бок о бок» — единственный в России кинофестиваль ЛГБТ-кино, он проходит с 2008 года. В мире же подобных фестивалей более пятидесяти. Старейший из них – фестиваль Frameline в Сан-Франциско, который существует с 1977 года. Ежегодно его посещают от 60 до 80 тысяч человек. Основателем фестиваля был Дэниэл Николетта, сподвижник и соратник Харви Милка – первого в США политика, открыто заявившего о своей гомосексуальной ориентации. В 2008 году Гас Ван Сент снял о Милке биографический фильм, главную роль в котором сыграл Шон Пенн.

Отдельные награды за ЛГБТ-фильмы есть на авторитетных международных кинофестивалях. Так, в рамках берлинского кинофестиваля существует специальная кинопремия «Тедди», вручаемая лучшим фильмам, затрагивающим проблемы ЛГБТ. Она основана в 1987 году, и впервые её получил Педро Альмадовар за фильм «Закон желания» — драму, в центре которой любовный треугольник между мужчинами.
Среди обладателей «Тедди» также Франсуа Озон, Тодд Хейнс и Дерек Джармен. Фильмы вручаются в трёх номинациях: «Лучший короткометражный фильм», «Лучший художественный фильм» и «Лучший документальный фильм».

Позже, в 2007 году на Венецианском кинофестивале появилась аналогичная премия под названием «Квир-лев», присуждаемая лучшим фильмам, посвящённым теме гомосексуальности и квир-культуры. Премия вручалась, в частности Аль Пачино за фильм «Саломея Уайльда», Тому Форду за «Одинокого мужчину», Тому Хуперу за «Девушку из Дании». В прошлом году награду получил фильм «Каменное сердце» исландского режиссёра Гутмундура Арнара. Картина повествует о любви между подростками в маленькой рыбацкой деревне в Исландии.

В Каннах наряду с «каннской пальмовой ветвью» присуждают специальную «Квир-пальму». Например, её получил Тодд Хейнс за фильм «Кэрол» и Ксавье Долан за картину «И всё же Лоуренс». В 2017 году премию присудили Робину Кампийо за фильм «120 ударов в минуту», рассказывающий об активистах группы «Act-Up Paris», которые в 90-е годы занимались распространением информации о СПИДе с целью развенчать миф о том, что в возникновении болезни виноваты гомосексуалы.

«Новое квир-кино»

В начале девяностых в новом американском кино возникло направление под названием «Новое квир-кино» или «Новая квир-волна». Сам термин был придуман американским кинокритиком и феминисткой Би Руби Рич. Под «Новой квир-волной» она понимает независимые фильмы, сделанные людьми, идентифицирующими себя как квир или для них и использующие радикальную эстетику для борьбы с гомофобией и общественными заблуждениями, бытовавшими во время эпидемии СПИДа в восьмедисятые.

Тут необходимо отметить, что речь идёт о том, что в конце 80-х резкий рост заболеваемости СПИДом привёл к гомофобии в обществе. В распространении вируса обвинялись именно сексуальные меньшинства. Кроме того, ситуация усугублялась приходом к власти консервативных политиков: Рональд Рейган, Джош Буш-старший в США и Маргарэт Тэтчер в Великобритании. По мнению Рич, это, в том числе, подтолкнуло молодых режиссёров дать беспристрастную оценку сложившейся ситуации.

В рамках популяризации «Нового квир-кино» ежегодно проводится ЛГБТ-кинофестиваль в Сиэтле. На фестивале две премии — премия жюри в номинациях «Лучший игровой фильм», «Лучший документальный фильм», «Лучший короткометражный фильм» и приз зрительских симпатий, которым награждаются один художественный, один документальный и один короткометражный фильм на гей-тематику, короткометражный фильм на лесбийскую тематику и короткометражный фильм на тематику трансгендерности. Яркими представителями «Нового квир-кино» считаются Дерек Джармен, Грегг Араки, Брюс Лабрюс, Гас Ван Сент, Тодд Хейнс и Том Калин.

«В те дни было практически невозможно быть каким-то квир-художником и не заниматься ВИЧ и СПИДом в качестве предмета. Это был такой распространенный аспект жизни каждого. Вы думали о СПИДе и умирали каждый проклятый день. Создание фильма «Оголённый провод» было почти как терапия для меня. Я мог выразить свой гнев, своё беспокойство и замешательство тем, что происходило в то время», — в интервью порталу Out вспоминает режиссёр Грегг Араки.

«Было ощущение, что квир-сообщество говорит нам: «Давайте объясним, что такое хороший образ и что такое плохое изображение». И мы подумали: «Чёрт возьми». Мы рассказываем сложные истории с двусмысленными героями», —  говорит  Кристин Вачон, продюссер таких культовых фильмов как «Бархатная золотая жила», «Я стреляла в Энди Уорхола» , «Ловись, рыбка».

Есть ли «квир-кино» и «ЛГБТ-кино» сегодня

Сами режиссёры, как правило, выступают против попыток навесить на фильм ярлыки. Гас Ван Сент, которого причисляют к «Новому квир-кино» после выхода фильма «Харви Милк» отказывался считать его ЛГБТ-фильмом, говоря, что фильм никак не назовёшь «фильмом о геях и для геев». По его словам, скорее это картина о свободе слова и о правах любых меньшинств.  Чилийский режиссёр Себастьян Сильва в интервью Colta.ru категорически высказался против попыток ограничить его фильмы темой гомосексуальности.

«Я предупреждал своих пиарщиков, чтобы они не ограничивали этот фильм рамками «гей-кино». Фильм не становится black movie, если в нем снялся чёрный актер. Black movie для меня — это фильм, снятый в чёрном цвете», — говорил он.

Не понимает приверженцев терминологии и канадский режиссёр Ксавье Долан.

«Мне претит, когда мои фильмы помещают в какую-то придуманную категорию, например, «независимое кино» или «гей-кино». Я ненавижу эти термины, как и другие придуманные дефиниции – коммерческое, развлекательное кино. Есть два типа фильмов – хорошие и плохие», — уверен он.

По мнению одного из организаторов фестиваля «Бок о Бок» Гули Султановой, «ЛГБТ-кино» — это обозначение темы, но не жанра.

«Любое произведение искусства так или иначе категоризируется. Не существует арт-объектов «вообще». Любое произведение искусства можно определить по его свойству: можно назвать фильм российским, картиной молодого режиссёра, социальным, развлекательным и так далее. «ЛГБТ-кино» для нас – это обозначение темы. Это значит, что в фильме ЛГБТ-люди находятся в центре повествования. Поэтому мы и называем наше мероприятие ЛГБТ-кинофестивалем», — говорит она в интервью «Диалогу».

Помимо непосредственно ЛГБТ-кино существует еще термин «квирбейтинг». Это приём намеренного использования в массовой культуре намёков на гомосексуальные взаимоотношения персонажей для усиления привлекательности фильма или сериала в глазах ЛГБТ-сообщества. По сюжетной линии, однако, таких взаимоотношений между героями может не быть. Пример тому — взаимоотношения двух персонажей в сериале «Сверхестественное» — между охотником Дином Винчестером и ангелом Кастиэлем, или отношения между Шерлоком и Ватсоном в сериале «Шерлок», снятом BBC. Но подобная уловка  — скорее,  элемент маркетинговой стратегии.

Подготовила Мария Осина/ ИА «Диалог»