Актёр комнаты ужасов: «Интересно попробовать, как это – полежать в гробу»

05 октября 2017 | 18:00| I like my job

Каждый день на Невском проспекте, 42 почти любой желающий за исключением беременных, больных эпилеписей и детей до 12 лет может погрузиться в мистический мир петербургских легенд. Зрителям проекта «Тайны Петербурга» предлагают увидеть театральное представление, в котором используются классическая музыка и последние достижения техники. Интерактивный спектакль посвящён мистической истории Петербурга и отечественной литературы. «Диалог» поговорил с актёром театра комедии имени Акимова и «Тайн Петербурга» Николаем Колосовым о сложностях работы, о реакции зрителей и об артистах в гробу.

«Задача в том, чтобы в роли шарманщика не повторить роль юродивого»

Все ребята — профессиональные артисты. Команда большая. Поскольку график работы свободный, отталкиваемся от того, у кого когда спектакли в театрах. Я сам из театра комедии имени Акимова. Есть актёры из театра на Литейном, из БДТ, БТК, театра на Васильевском, из Александринского театра. В общем, большой театральный костяк.

В первую очередь здесь каждый артист имеет возможность прямо взаимодействовать с публикой. Можно назвать это интерактивом. Понимаешь, насколько точно люди слышат текст, как можно на них воздействовать. Такой диалог. Игра не в одни ворота.

Зритель у нас – главный герой. Понятно, что в спектакле используются фонограммы, есть восковые фигуры, но всё-таки основные персонажи – это люди: зрители и актёры. Кстати, с актёрской точки зрения в «Тайнах Петербурга» много интересных образов. Роль юродивого, например. Её тоже нужно продумать. Не просто выйти, как в показах на первом или втором курсе, когда задание звучит «я в предлагаемых обстоятельствах». Нет. Тут нужно именно «набрасывать» себе образ – какой человек, как он ходит, как смотрит. Это очень важно. Нужно зацепить зрителя с самого начала, чтобы ему понравилось, и дальше работать с ним. Есть и другие роли, которые по очереди играют все. То есть мы меняемся между собой. Тут задача состоит в том, чтобы, грубо говоря, в роли шарманщика не повторить роль юродивого. В этом интерес и кайф – пробовать новое, не повторяться.

«Люди иногда говорят, что Пётр I — это Киркоров, часто — что Гоголь»

У нас можно провести дни рождения или другие праздники. Помню, после Нового года пришла компания друзей. У одной из девушек был день рождения. Это было 2 января. Я вышел в образе юродивого, пошутил с ними, все повеселились, а потом позвал именинницу. Дальше задаю вопрос: ребята, а какое сегодня число? Показываю рукой на мужчину, вижу, что он немного помят. Мне стало интересно, знает ли он, какое сегодня число. Он бессвязно что-то говорит, не помнит. Я говорю: «Ребята, у нас один человек застрял в прошлом году, видите – не помнит. Давайте ему поаплодируем, чтобы он вернулся к нам, в наши дни». Все стали поддерживать, хлопать. Я снова: «И какое сегодня число?» Он опять что-то там под нос себе бормочет, не может вспомнить. Говорю: «Сегодня 2 января, и у этой красавицы сегодня день рождения». Спрашиваю её: «Почему же вы одна, где ваш супруг?» А она отвечает, что супруг с ней и показывает на того самого мужчину. Это было, конечно, смешно.

В первой комнате гостей встречает либо юродивый, либо Порфирий Петрович. Потом он всех заводит во вторую комнату. Там стоит восковая фигура Петра Первого. Мой любимый вопрос: узнали ли кто это? Иногда люди говорят, что это Киркоров, часто — что Гоголь. А один раз я спросил: помните ли вы, сколько в России было династий? На что мне сказали: первая — Рюриковичи, а вторая — Меншиковы. В общем, помимо просто развлечения, квест, конечно, ещё и развивает. Многие люди, не читавшие произведений, например, «Носа» Гоголя, после прохождения «Тайн Петербурга» с удовольствием приходят домой и знакомятся с ними. Тоже неплохо.

«Перекрестился, лёг в гроб, выскочил, лежишь, ждёшь следующую группу»

В одной из последних комнат представлена кочегарка, в которой стоит гроб с артистом в маске Распутина. Актёры поначалу всегда от этого отказываются: «Я никогда не лягу в гроб». Чаще всего из-за суеверий. Некоторые сразу готовы. Но постепенно все всё равно оказываются в гробу. Такая профессия. Скажут – сделаешь, никуда не денешься. Да и интересно попробовать, как это – в гробу полежать. Перекрестился, лёг, выскочил, лежишь, ждёшь следующую группу.

Комнаты всё-таки довольно мрачные, энергетика накапливается годами. Иногда бывает как-то неприятно находиться в комнате без солнечного света. А так – ничего, постоянно кто-то есть вокруг. Так что со страхом справляемся.

«Если приходят беременные или дети, работаем более мягко»

Зрителю должно быть интересно, занимательно. Периодически надо его будоражить, поэтому есть спецэффекты. Моргание света, например. Артисты стараются, как могут, для того, чтобы у гостей вырабатывался адреналин. Иногда из-за угла могут появиться, рявкнуть. Так что есть категории людей, которым даже не рекомендуется прохождение квеста: страдающие эпилеписей, беременные, дети. Иногда, правда, приходят. Тогда мы сразу договариваемся между собой, чтобы не сильно пугать, работаем более мягко.

Труднее всего, наверное, именно «зацепить» зрителя, чтобы он тебе доверился. Вовлечь в историю – вот самое важное. Дальше – всё зависит от того, как ты настроишь людей, от того, начнёте ли вы доверять друг другу. Есть случаи, когда зрители сразу говорят, что они боятся, не хотят, переживают, хотя вот только что сами купили билеты. Наша задача – успокоить, настроить. Другие люди в этой же группе могут, наоборот, просить пострашнее. Этих, в свою очередь, уверяешь, что будет достаточно страшно. Разные приходят, конечно. И такие: «Ну чё, давай, повесели меня». Приходится и под них подстраиваться. Такая профессия – всем угодить. В конце все всё равно выходят довольные, счастливые.

Беседовала Ксения Савельева / ИА «Диалог»

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!
в темноте dans le noir
Как это?

Есть в полной темноте

13 декабря 2017
Репортаж