Что нас ждёт в аду. Краткая справка

25 сентября 2017 | 15:00| Что к чему

«Оставь надежду всяк сюда входящий», — читаем мы на вратах, ведущих туда, где, наверное, каждому из нас уготовано местечко. Образ ада в культуре — один из основополагающих и самых распространённых от античных времён и до наших дней. Страх перед ним — база религиозной морали. Но у каждого ад свой, в чём-то схожий с другими, в чём-то в корне отличающийся. «Диалог» разобрался, что ждёт грешников после смерти, согласно разным религиям и культурам.

Муки вечные

Образ христианского ада находим в Библии и апокрифах. По содержанию всех книг рассыпаны сведения о преисподней, и из всех фрагментов вырисовывается знакомая нам панорама: муки, огонь и тьма. Однако привычных нам, и знакомых из иллюстраций и фильмов котлов и сковородок в Библии мы не обнаружим. Что же мы знаем из неё?

«И пойдут сии [грешники] в муку вечную, а праведники в жизнь вечную» (Мф. 25, 46). Из этого следует, что терзать нас будут вечно. Кое-что об аде нам известно из Откровения Иоанна Богослова. «И кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в озеро огненное» (Откр. 20:15). Страшный Суд подведёт итоги, и в конечном счёте решится судьба каждой человеческой души: праведники попадут в райские кущи, грешники останутся в аду навсегда без права на прощение. После Апокалипсиса «боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнём и серою» (Откр. 21:8).

Мы видим, что описание физических мучений от огня и жары — главная аллегория, относящаяся к мукам душевным. Сам Апокалипсис — процесс довольно сложный, наступающий поэтапно: это и снятие Семи печатей ангелами, и Пришествие Четырёх всадников, и нашествие саранчи, и падение городов. В течение веков люди пытались высчитать дату его наступления, но каждый раз ошибались. Однако поныне некоторые пытаются заранее подготовиться к нему и спастись.

Более подробно о пытках в аду мы можем узнать из апокрифического «Хождения Богородицы по мукам». В ней описания мучений детальны и скрупулёзны: помимо знакомой уже тьмы и огненных водоёмов там, например, можно встретить подвешивание вниз головой и поедание червями за ростовщичество, подвешивание за зубы сплетников, и возлежания на раскалённых скамьях за опоздания. Но здесь ад не вечен — Богородица упрашивает Бога даровать грешникам отдых от Великого четверга до Троицы.

Существует также неканоническая теория об апокатастасисе (всеобщем спасении), восходящая к писаниям Климента Александрийского. Она заключается в том, что адские муки будут конечны, а грешники рано или поздно — прощены, и даже Дьявол покается.

В целом авраамические религии, поскольку являются продолжением друг друга, довольно похоже описывают ад. В исламе существует аналогичное понятие — Джаханнама. Здесь примерно то же, что и у христиан: муки от огня, сера и выжженные пустоши, а также обширный бестиарий — джинны и шайтаны. Коран предупреждает нас о «гнойной воде», которую проглатывает грешник, и «приходит к нему смерть со всех мест, но он не мёртв, а позади его — суровое наказание» (14:19—20). Структура ада — врата в преисподнюю и уровни-круги, уходящие вглубь земли (39:71—73).

О еврейском аде можно узнать из раввинистической литературы, то есть из комментариев к Талмуду. Долгое время существовало мнение, что грешники подвергаются наказаниям в аду лишь в течение 12 месяцев. После этого их уничтожают и избавляют от страданий. И лишь небольшое число — те, кто отрёкся от своего народа и религии — будут мучиться вечно. Еврейский философ Рабби Акива полагал, что грешники после того, как искупят свои грехи, присоединятся к праведникам в раю (Эд. 10). В Талмуде также говорится о том, что у грешников есть возможность присоединиться к праведникам в случае раскаяния и признания справедливости наказания (Эр. 19а). В некоторых источниках говорится, что праведность сына может облегчить посмертную участь родителей. Законоучители из Эрец-Исраэль отрицали существование ада и считали, что после Страшного суда грешников испепелит жар, исходящий из их собственных тел (Быт. Р. 6:6; 26:6).

Непостоянные ады

В буддизме ад именуется Наракой и является одним из шести миров, которые циклично проходят души. Он не вечен ни для кого. Души, искупившие со временем свою карму, выходят в высшие миры. И снова круги — от самого безобидного к самому страшному уходят они воронкой в центр земли. Восемь горячих — в центре, восемь холодных — по краям, и множество побочных между ними.

В китайских верованиях ад называется Диюй. И в нём также души грешников не задерживаются навечно. Он имеет форму сложного, многоуровневого лабиринта. Китайский ад имеет свою столицу — подземный город Юду. Выглядит он как обычный земной мегаполис, только населяют его демоны и души. Помимо этого, существуют теории о Десяти Судилищах и восемнадцати уровнях ада. Китайские представления очень неоднородны, и разнятся в зависимости от региона, где проживают верующие.

У японцев в синтоизме представление об аде — Дзигоку или Ёми — близко к древнегреческим мифам: есть река, отделяющая царство мёртвых от мира живых, а верховный правитель Эмма схож с Аидом. Индуизм не помещает ад отдельно. Здесь грешники испытывают мучения в земной жизни за грехи в предыдущих реинкарнациях и ожидают выхода из постоянного круговорота душ.

Литературный взгляд

Хрестоматийным, самым известным отображением ада в литературе является преисподняя из «Божественной комедии» итальянского поэта Данте Алигьери. Он, сочетая католическую мифологию и классификацию грехов Аристотеля, разрабатывает подробную концепцию девятиуровневого ада. Самый безобидный верхний Лимб уготован добродетельным нехристианам, некрещёным младенцам, ветхозаветным праведникам. Их участь — вечная скорбь. В самом низу ада, девятом круге, Люцифер в компании Брута и Иуды страдают, скованные льдом. И их порок — предательство.

Довольно минималистичную картину ада нарисовал Жан-Поль Сартр. «Ад — это другие», — утверждает он и в пьесе «За закрытыми дверями» показывает нам всего лишь небольшую тёмную комнату и компанию из трёх людей. Как выясняется, главное мучение — это вечное присутствие постороннего, его жалобы, воспоминания, навязчивость. Японский же классик Рюноске Акутагава отметает все сложные схемы и провозглашает адом одиночество и отсутствие перемен, повседневность. Его ад здесь и сейчас, а жизнь — это попытки его избежать.

Подготовил Егор Щербота / ИА «Диалог»

Что нас ждёт в раю, читайте здесь.

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!
в темноте dans le noir
Как это?

Есть в полной темноте

13 декабря 2017
Репортаж