Новости Все новости

Строительство нового музея блокады Ленинграда предполагается начать весной 2018 года

21 сентября 2017 | 17:59| Комментарий

Участок под Музей блокады, который будет построен у Смольнинской набережной, рядом с Главной водопроводной станцией Петербурга, оформляется. К весне 2018 года предполагается завершить проектирование и начать строительство, передаёт корреспондент «Диалога».

Вся эта территория будет развиваться с музейной функцией – как «музейный квартал», пояснил генеральный директор Центра выставочных и музейных проектов Сергей Важенин. Международный конкурс архитектурных проектов вошёл в финальную стадию (из девяти проектов в короткий список вошли четыре, за авторством мастерских Никиты Явейна, Юрия Земцова, Михаила Мамошина, а также финского бюро Lahdelma & Mahlamaki), и продлён до 8 октября. Это сделано для того, чтобы в обсуждении могли принять елико возможно активное участие ветераны и широкая общественность, добавил он.

«Предполагается, что до конца 2017 года будет заключён контракт на проектирование. К весне мы закончим проектирование – это обычное явление – и после этого будет объявлен конкурс на возведение самого здания. Параллельно специалисты занимаются внутренним наполнением музея. Поэтому сейчас мы делаем особый акцент на то, чтобы собрать учёных, музейщиков, историков, блокадников – всех тех, кто мог бы эффективно решить проблему содержательной части», — пояснил Важенин.

Новый музей не будет заменять собой существующий Музей обороны и блокады Ленинграда в Соляном переулке, а дополнит его (как это будет оформлено организационно – пока не определено). Кроме музейной функции, он должен будет выполнять в первую очередь научную.

«Создана концепция, в основу которой лёг серьёзный анализ деятельности Музея обороны и блокады и мирового опыта военно-исторических музеев и музеев памяти. Очень важный и тонкий вопрос – осмысление взаимосвязи самого комплекса и его будущей экспозиции с другими культурными учреждениями Петербурга, а также мемориалами, хранящими память о блокаде и обороне города: мы понимаем, что эти точек очень много, десятки. Все учреждения культуры хранят память о блокаде – как и промышленные предприятия, и архивы, и с этим связаны… определённые проблемы. Потому что никогда не было ни единого научно-исследовательского центра, который бы занимался изучением этой темы, ни единого архива или базы данных, которая бы описывала, где что есть», — рассказала заместитель директора по науке Государственного мемориального музея обороны и блокады Ленинграда Милена Третьякова.

Научный консультант проекта Никита Ломагин, профессор Европейского университета, рассказал о своём видении задачи, которая стоит перед этим проектом.

«Наша цель – сформировать необходимую и достаточную базу данных из различных архивов и других источников, чтобы люди, которые останутся после нас… не были манкуртами. Если мы будем ждать, пока военное ведомство будет ждать, пока военное ведомство вернёт здание в Соляном переулке, ни я, ни другие этого не дождутся. Я не жду – я делаю своё дело», — сказал он.

Входящий в жюри конкурса директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский высказал своё мнение по этому вопросу.

«Для нас для всех – это самая важная проблема и главная боль. У нас нет музея Блокады. Все проекты, которые есть – все хорошие, но… в каждом чего-то не хватает. Может быть, дело ещё и в том, что у нас очень высокие запросы?.. Кроме того, много нерешённых вопросов, и важнейший из них должен прозвучать: Соляной городок должен остаться, из него нужно сделать потрясающий памятник. Принимаются усилия для того, чтобы выгнать оттуда насельников, которые там есть. Абсолютно главным должно оставаться то эмоциональное ядро, потому что это не просто музей, а репрессированный музей. Когда нам говорят, что был репрессирован музей нового западного искусства в Москве – так вот, до того был разогнан и разобран по кускам музей обороны. Всё это не должно быть забыто. Кроме того, надо решить очень сложный вопрос – о блокаде или обороне мы рассказываем? Оборон было много, блокада – одна. Есть три города, которые полностью отражают ужас Второй Мировой войны: Ленинград, Дрезден и Хиросима. Вот тот ряд, в котором стоит блокада – и наша история. Это событие мирового масштаба, и музей должен строиться с расчётом на следующие поколения – они должны прийти и понять хотя бы частичку того, что мы ещё пока чувствуем сейчас. В Соляном городке, однако, мы не сможем создать музей, обращённый в будущее – вот почему «Яд ва-Шем» построили в Палестине, а не в Освенциме», — заявил он.

Именно на опыт «Яд ва-Шем» и музея-института геноцида армян, который существует в Ереване, и ориентируются авторы концепции. Новый музей блокады должен также нести функции не только исследовательского центра, но и архива, и библиотеки, и образовательно-методического источника.

Илья Снопченко / ИА «Диалог»

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!
в темноте dans le noir
Как это?

Есть в полной темноте

13 декабря 2017
Репортаж