«И сегодня он был бы таким же»: политики вспоминают Анатолия Собчака в день его 80-летия

10 августа 2017 | 18:45| Политика

В четверг, 10 августа, отмечалось 80-летие со дня рождения первого (и единственного) мэра Ленинграда-Петербурга – Анатолия Собчака. По этому случаю к памятнику градоначальнику пришли многие видные люди – они вспоминали Собчака каждый со своей точки зрения. Корреспондент «Диалога» собрал их высказывания и добавил к ним свои, но связанные с ними размышления о достижениях и провалах его политики.

Цуканов: «Он преподавал свободу»

«Собчак был ярким политиком, трибуном, оратором, изменившим мировоззрение целого поколения. Вот что о нём говорил президент: «Он помог Питеру вернуть то, что его отличало раньше – свободолюбивый дух. Он преподавал право не как систему знаний, а как систему человеческих ценностей. Он преподавал свободу. Он вписал своё имя в историю Санкт-Петербурга возвращением городу его исторического имени», — заявил полномочный представитель президента в Северо-Западном федеральном округе Николай Цуканов.

Действительно, референдум (вернее, «опрос» — так это называлось официально) о возвращении городу имени Санкт-Петербург прошёл одновременно с выборами мэра (и президента России), 12 июня 1991 года. Ленсовет утвердил результаты (54 процента «за» при 64-процентной явке) 25 июня, а 6 сентября – уже после путча – Верховный Совет СССР подтвердил их. Вопрос обсуждался в Ленсовете (который Собчак возглавил 23 мая 1990 года) с октября 90-го, однако единого мнения не было, и даже сам будущий градоначальник колебался – ни ему, ни власти в целом не хотелось отталкивать блокадников и ветеранов, для которых священным было именно название «Ленинград». Можно также вспомнить, что ни один альтернативный вариант названия – например, компромиссное и вполне русское «Петроград», которое город носил десять лет в середине своей истории – на рассмотрение населения вынесен не был. Кстати, Александр Солженицын тогда даже предлагал «перевести» название «Санкт-Петербург» на русский, назвав город… «Свято-Петроградом».

Макаров: «Награда – наша память»

«Анатолий Александрович Собчак внёс громадный вклад в развитие российского парламентаризма, заложил его новые традиции, которые живут в любом демократическом, правовом государстве. Когда говорят, что нет достойной награды этому человеку – это не так: одна-единственная награда ему – это наша память. Мы будем помнить, пока мы живы, всё, что он сделал», — сказал спикер Законодательного Собрания Вячеслав Макаров.

Полтавченко: «Работа мэра – это постоянная забота о городе и горожанах»

«Анатолий Александрович – человек, который вошёл в историю не только города, но и страны, как первый всенародно избранный мэр Санкт-Петербурга. Он мог своим словом увлечь и зажечь массы, но у мэра всегда есть и второе направление работы, о котором, может быть, говорят мало, но которое очень серьёзно влияет на жизнь граждан. Это постоянная забота о городском хозяйстве, о том, чтобы людям жилось хорошо… а вы помните те годы, когда Анатолий Александрович был избран мэром. Годы, которые переживала наша страна после распада Советского Союза – тяжелейшее время, и… в это трудно сегодня поверить, но бывали периоды, когда в городе оставалось продовольствия всего на 2-3 дня, когда не было возможности выплатить пенсии и зарплаты, обеспечить людей элементарными вещами. И этим он занимался постоянно, скрупулёзно – чтобы расписать последний бюджетный миллион рублей, обеспечить детские сады и школы. И город – один из немногих регионов страны – прошёл эти сложные годы весьма достойно: без вспышек, без всплесков. Это, наверное, одна из главных заслуг Анатолия Александровича Собчака – и город помнит об этом», — заметил губернатор Георгий Полтавченко.

Правление Собчака пришлось на период самого острого спада, развала и хаоса в экономике и городском хозяйстве. Можно спорить о том, что было причиной, что – следствием, а что – неудачным стечением обстоятельств, но факт остаётся фактом: в начале 90-х годов остановились или начали угасать многие предприятия. Инфраструктура стала быстро ветшать, началось сокращение трамвайных и даже автобусных маршрутов. К экономическим факторам прибавилось и негативное отношение к общественному транспорту как к «пережитку социализма»: дескать, в новой России люди должны ездить на своих машинах! О том, что такой переход быстро поставил бы город в одну большую пробку, а сами европейские страны – новый ориентир и идол – уже переросли автомобилизацию и начали возвращаться к общественному транспорту, тогда никто особо не думал. В правление Владимира Яковлева – который, прежде чем стать губернатором, был заместителем Собчака и отвечал как раз за городское хозяйство – по трамваю был нанесён самый сильный удар (тогда как «контрольный выстрел» по рельсовому транспорту сделала уже Валентина Матвиенко).

Басилашвили: «Он научил нас, что не нужно бояться»

«Я хочу поделиться своими мыслями не как почётный гражданин Санкт-Петербурга, а как товарищ Анатолия Александровича. Как жаль и как горько, что нынешний юбилей мы празднуем без него. Я мечтал бы обнять его, прижать к сердцу, поговорить и спросить его совета – а вопросов о прошлом и о сегодняшнем дне у меня накопилось много. Думаю, что он чётко объяснил бы то, что до сих пор кажется мне неясным. Что было главное в Анатолии Александровиче? Да, юрист, высокообразованный человек, оратор – всё это так. Но мне кажется, главными его качествами были бесстрашие и смелость: вспомним, как миллионы граждан Советского Союза приникали к экранам телевизоров во время съезда Народных депутатов СССР, как они ловили каждое слово Межрегиональной депутатской группы, куда входили также Сахаров, Ельцин, Рыжов, Афанасьев и другие замечательные товарищи. Слушая Собчака, мы понимали, что, оказывается, не надо бояться, не надо испытывать ежесекундный страх: если тебя что-то волнует, не шепчи об этом на кухне, а говори об этом открыто – и, может, ты принесёшь этим счастье своей стран и своим людям», — размышлял Народный артист СССР Олег Басилашвили.

Басилашвили, как и Полтавченко, тоже обратился к ситуации начала 90-х годов, когда Россия была вынуждена принимать – и просить – гуманитарную помощь от стран Запада.

«Вспоминаю одну из центральных площадей Гамбурга – Маркетплатц – в тяжёлые для Ленинграда дни, когда на город надвигался голод. Продовольствие вообще исчезало! А хорошо одетые немцы несли в гигантскую палатку, размером с эту площадь, гуманитарную помощь. Это к ним обратился мэр нашего города с просьбой помочь нам – и немцы (да и не только они) нам помогали», — поведал артист.

Можно добавить, что со стороны мэра Ленинграда-Петербурга это было не просто смелым, но и в определённой степени самоубийственным (с точки зрения общественного мнения) шагом. Просить о помощи тех, чьи отцы или в лучшем случае деды не так давно – по историческим меркам – с именем Гитлера на устах осаждали этот самый город, и едва не уморили его тем же самым голодом! Это позволило спасти людей, но… подобное публичное унижение избиратель вряд ли бы простил любому политику. Впрочем, в 90-е годы Россия, увы, переживала и не такое.

«Нужно вспомнить и страшные дни ГКЧП – ведь Анатолий Александрович сделал всё, чтобы не пролилась ни одна капля крови, в отличие от Москвы. Никто не был тяжело ранен или убит – это заслуга, в первую очередь, Анатолия Александровича и его команды. А сколько мужества нужно было для того, чтобы на площади у Мариинского дворца объявить членов ГКЧП – когда они были ещё в силе! – государственными преступниками? Кто из нас смог бы выйти, и в эти минуты – когда было ещё неизвестно, чем всё кончится – сказать такие слова?» — заметил Басилашвили.

Нарусова: «Трудно представить его 80-летним, успокоившимся, почивающим на лаврах…»

«Согласитесь, что трудно представить себе этого человека неуёмной энергии, бескомпромиссного Анатолия Собчака 80-летним, успокоившимся и почивающим на нажитых политических лаврах… Я абсолютно убеждена в том, что и сегодня он был бы таким же: неукротимым и неудобоваримым для некоторых, абсолютно честным – и в этом наживающим себе врагов. Такова его судьба – судьба человека, пришедшего в политику из науки с одной идеей – создать в стране правовое государство. Он прекрасно понимал, насколько это будет трудно, когда действует не право, а телефон, и делал всё для того, чтобы это преодолеть: и законами, которые он писал, и – главное – Конституцией, в которой по его настоянию появился (впервые для нашей страны) приоритет человека над государством. Вдумайтесь: мы привыкли к этим словам, но не к тем понятиям, которые за этим стоят. Так хочется, чтобы это было не на бумаге – даже священной бумаге конституционного документа – а в реальной нашей жизни!» — сказала Людмила Нарусова, вдова Собчака и руководитель фонда его имени.

Она вспомнила и августовский путч, и выборы 1996 года, на которых Яковлев победил (а Собчак, соответственно, проиграл) с перевесом в 1,2 процента. По её словам, он не воспользовался административным ресурсом, чтобы «натянуть» себе победу. «Это торжество демократии, как бы пафосно это ни звучало, но и урок всем последующим политикам, которые пришли – и придут – после него. Демократия как основа жизни и действия, а не просто процедура – вот это, пожалуй, главное, что доказал своей жизнью Анатолий Собчак. И, как истинный демократ, он принял на себя все издержки, которые эта демократия принесла нашему народу: и обнищание людей, и то, что люди разуверились в этом, ожидая быстрого результата и не понимая, что это очень большая и сложная работа», — предупредила Нарусова. Впрочем, одним из плодов того поражения, как мы знаем сейчас, стал «исход» его соратников в Москву – где они впоследствии заняли такое количество высоких постов, что политологи всерьёз говорили о «питерском нашествии». Но к этому мы ещё вернёмся.

Александров: «Многих ли крупных государственных деятелей можно назвать хорошими людьми?»

«Среди политиков есть те, которые боль и проблемы других людей принимают к сердцу ближе, чем собственные. Их часто называют романтиками; им очень непросто, а то и небезопасно, жить и работать в большой политике. Таким был Анатолий Собчак – не просто выдающийся государственный и политический деятель, а выдающийся человек… и, что самое главное, хороший человек. Многих ли мы крупных государственных деятелей, политиков мирового уровня можем назвать хорошими людьми? Чем бы он ни занимался в своей жизни – а он был блестящим адвокатом, выдающимся учёным, депутатом Верховного Совета СССР, прекрасным оратором, юристом божьей милостью. Он был оратором настоящей демократии, автором идеи демократического государства и правового строительства в нашей стране, нашей Конституции, по которой мы живём уже 23 года», — отметил профессор юридического факультета СПбГУ Алексей Александров, один из учеников Собчака.

При этом нужно вспомнить одно неразрешимое идейное противоречие, с которым сталкиваются при трактовке фигуры Собчака люди либеральных убеждений. Ведь в начале 90-х в мэрии Санкт-Петербурга и Ленсовете начинали свою политическую карьеру люди, которые в нулевые и десятые годы стали, без преувеличения, хозяевами страны – а попутно и жупелом для тех, кто называет себя истинными демократами. Всем известно, что Владимир Путин был при Собчаке начальником комитета по внешним связям, однако и Дмитрий Медведев также попал в политику через эти ворота. В конце 80-х он был аспирантом у Собчака в бытность того деканом юрфака ЛГУ; когда Собчак баллотировался в народные депутаты СССР, Медведев агитировал за своего научного руководителя и расклеивал по городу афиши. Затем его пригласили в Ленсовет, и… дальнейшее – уже история.

Но Путин и Медведев – не единственные «птенцы гнезда Собчакова» в современной российской политике: таковыми были и Анатолий Чубайс, и Герман Греф, и Дмитрий Козак, и Алексей Миллер, и Виталий Мутко, и Алексей Кудрин, и Виктор Зубков, и Сергей Нарышкин… Всё это – бывшие студенты, аспиранты, сотрудники первого и единственного мэра Петербурга. Как бы сложилась история страны, не будь их – вопрос интересный (хотя, вероятно, и праздный), но в том, что она была бы совсем иной, сомневаться не приходится.

Подготовил Илья Снопченко / ИА «Диалог»

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!