Новости Все новости

«Если я сейчас захочу пойти напиться, мне не понадобится Иисус»

28 июля 2017 | 20:56| Очевидные вещи

Вера, как представляется, даёт человеку надежду, спокойствие. Ницше говорил: «Привычка к умственным принципам без всяких на то оснований и называется верой». Кому верить? Во что верить? В День крещения Руси «Диалог» узнал у пастафарианца, буддиста, двух атеисток, преподавателя богословия и священника, что они вкладывают в понятие «вера».

Владимир Волохонский, последователь пастафарианской церкви (церкви Летающего макаронного монстра)

У нас есть восемь «Лучше бы ты не делал». Это определяет наши не очень высокие моральные устои, поскольку их всего восемь — ещё два были утеряны. Мне больше всего нравится такая рекомендация: «Лучше бы ты не дрался с дурными идеями окружающих на пустой желудок. Поешь и иди к этим сволочам». Как правило, вера — это нечто индивидуальное, что внутри тебя. Религия – это то, что снаружи, то, что связано с церковью в первую очередь. А вера — это мой субъективный мир, субъективные впечатления, убеждённость в существовании высшей силы.

Можно задеть чьи угодно чувства, если приложить к этому некоторые усилия. То есть это не связано непосредственно с верой. Другое дело, что я не вижу смысла отдельно каким-то образом защищать чувства верующих. Не думаю, что верующие имеют отдельное право на защиту своих чувств, в сравнении, скажем, с вегетарианцами. Я, честно говоря, не знаю, можно ли задеть чувства атеистов. Я не атеист. Но подозреваю, что если долго и увлечённо говорить о том, что человек был сотворён Богом или, скажем, Летающим макаронным монстром, чувства атеистов могут быть задеты. Вера даёт некоторую уверенность в завтрашнем дне. Я знаю, что Летающий макаронный монстр не оставит меня.

Дора Мильчина и Полина Ким, атеистки

ДМ: Я верю в себя, в то, что всё зависит от самого человека, его поступков, действий. И никакие высшие силы на это не влияют, потому что, если я сейчас захочу пойти напиться, мне не понадобится ни Иисус, который мне сделает вино из воды, ни его нравоучения о том, что напиваться — это плохо.

Понятия веры и религии отличаются. Религия — это вера в нечто сверхъестественное, божественное. В общем, в несуществующее. А вера — это чувство. Оно может быть к чему и кому угодно. На вере базируется религия. Чувства верующих, наверное, задеть можно, как и моё чувство здравого смысла. Я никаких действий, конечно, не совершаю, пассивный такой атеист, но меня реально трясёт, когда я вижу, как люди целуют мощи эти, на колени падают перед иконами, на 9 мая пишут плакаты «Спасибо богу за победу». Меня это бесит, обижает, что есть такие люди, будто застрявшие в Средневековье. Я редко осознаю, что во что-то верю. Стараюсь не верить, чтобы потом не расстраиваться из-за неоправданных ожиданий. Лучше думать, что после смерти ничего нет, а в итоге вдруг попасть в рай, чем верить в рай, а потом понять, что его не существует.

ПК: Я не верю ни во что, связанное с мистикой, сверхъестественным. У меня нет религиозных переживаний. Собственно, в этом — суть атеизма. Я верю в человеческий интеллект, честь и достоинство. На этом всё. В моём понимании вера определённо отличается от религии, но последняя включает первую. По крайней мере, так позиционируется. Религия — это система организации и управления людьми верующими или только считающими себя таковыми, а иногда даже и не верующими, потому что в социуме родные могут давить тезисом «так положено, так нужно, таковы традиции». И религия-система веками идёт по накатанной, имеет строгую иерархию и свои устои, контролирует поведение и моральные ценности прихожан. Вера же сама по себе глубоко субъективна, иррациональна и индивидуальна. Более того, она особо не зависит от каких-либо порядков и определённых обрядов. Это скорее внутреннее переживание.

Честно — считаю фразу «оскорбление чувств верующих» абсолютным нонсенсом. Можно оскорбить религию: сжечь церковь, к примеру, — но в чём же состоит оскорбление? В разности мнений? Вера и религиозность отдельных персонажей настолько нежна, что может быть поколеблена чьей-то шуткой или неприличным комментарием? Или же бог, который, по идее, является сверхъестественной сущностью, может как-то обидеться? Но ведь он позиционирует себя всемогущим, и верующие думают, что он всемогущ. Почему бы не разобраться с обидчиками самостоятельно. Как гласит одна из христианских заповедей: «Не сотвори себе кумира», здесь же кумиры — эти самые почитаемые чувства. Существует уголовная ответственность за оскорбление личности, за угрозу, за насилие, вандализм, терроризм, нарушение общественного порядка, и, мне кажется, что этого вполне достаточно для защиты своей персоны.

Чувства атеиста задеть невозможно, потому что атеизм — не религия. Атеизм — это отсутствие мистический веры. Если что и можно оскорбить, так это здравый смысл, но ведь закон не работает в эту сторону. Религиозно-мистическая вера не даёт ничего, но то, что я придерживаюсь своих нравственных установок, даёт мне модели поведения с людьми и возможность принимать решения. Это то, что людям обычно даёт вера или религиозность. Единственное отличие в том, что я обхожусь собственными силами.

Дмитрий Левицкий, священник храма Успения Божией Матери

Прежде всего, вера в Бога — это дар Божий. Вот есть такие слова в Священном писании: «Благодатью вы спасены через веру и сей мне от вас Божий дар», вот эта вера – это Божий дар. И, поскольку человек обращён в вечность, вера несёт в себе религиозный смысл. Есть суеверия, то есть напрасная вера, а есть вера, прежде всего, в Бога, в источник жизни. Вера всегда связана с доверием Богу. Вера без дел мертва, поэтому она предполагает деятельную жизнь.

Слово «религия» в переводе с латинского означает «связь человека с Богом». Религиозный человек – это верующий человек. А связь эта даётся нам, прежде всего, как родителям. Мы служим с рождения, а Бог – источник рождения. Жизнь даёт Господь через нас.

Оскорбить чувства верующих можно, наблюдалось такое в истории. А у атеистов… Как его обидеть? Просто с ним не разговаривать и всё. Только если сам обидится. Как его можно оскорбить? Нет ведь человека неверующего, есть человек заблуждающийся. А заблуждающийся послушает. И, в любом случае, если разговор в доброжелательном ключе, никакого оскорбления нет. Оскорбление есть только когда есть гнев, раздражение и тому подобное.

Моя вера делает жизнь иной. Благодаря вере, ты видишь жизнь через призму вечности. Каждая наступающая минута – это будущее, и это будущее даётся нам свыше. Каждый грядущий день – это будущее. Посмотрим на время, и мы увидим, что время есть и в то же время его нет. Настоящее время равно одной секунде. Секунда пришла к нам от вечности и ушла в вечность, поэтому мы причастны к вечности. Это всё взаимосвязано – и вера, и события в вечности. Человек, когда приходит в к вере, видит себя не просто самобытным на земле, а его жизнь имеет бытие свыше, данное нам от Господа.

Игорь Бондаренко, буддист

Я верю в людей, в законы, во всё. Я буддист, но нельзя сказать, что это религия, всё намного сложнее. И нельзя сказать, что это вера.

Чувства верующих задеть можно. На самом низком уровне для человека это будет оскорблением. На высоком — они будут страдать из-за того, что другие люди тупо себя ведут. Можно задеть чувства любых людей и даже животных. Обидеть можно кого угодно, и маленьких детей в том числе, но это не будет значить, что ты неправильно с ними себя вёл, просто они не всё понимают. Даже буддисту не понравится, что его оскорбляют. Даже если он не покажет, ему всё равно будет больно. А когда больно – это плохо, ни к чему хорошему это не приведёт.

Есть разные атеисты. Есть те, которые просто не нашли себя, те, которые всё отрицают, но у них большое эго, они думают, что верующие — больные и ведут такой образ жизни, чтобы оправдать свои поступки и тупую жизнь. Я уважаю атеистов, ничего против не имею, не нужно просто никому ничего навязывать. Буддисты же не приходят в чужие дома. Всем будет неприятно, если в их дом придут и начнут что-нибудь пропагандировать.

Вера бывает разной. Бывает на разных уровнях. Вера — основа, на которой ты стоишь. Ты можешь стоять на разных платформах. Истинная платформа состоит из реальных вещей. Вера даёт уверенность и вообще очень многое. Например, когда Китай завоёвывал Тибет, они проверяли, святой монах или нет таким образом: китайцы запирали монаха в темнице и не кормили. Если выживал — святой. Потом они видели этого монаха на улицах, запирали снова и снова видели на улицах. Монахи просто проходили сквозь стены. Вера на одном уровне даёт уверенность, на другом — правила поведения, а на высшем уровне — это истинное понимание мира. Опять же, на эти вопросы однозначно не ответишь.

Иван Бакунин, преподаватель православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета

Я могу вам прочитать «Символ веры» православной Церкви. Это перечень того, во что я верю, помимо того, что московский «Спартак» останется чемпионом и в этом сезоне тоже.

Вера – это более широкое понятие, существует нерелигиозная вера. В рабочих целях можно пользоваться таким определением: вера – это согласие с чем-либо без исчерпывающих доказательств. Очень часто это согласие ещё и ценностно окрашено. То есть я не просто согласен с тем, что нечто имеет место, но мне и хочется, чтобы было именно так. А религия и религиозная вера — более узкое понятие. Можно пользоваться определением религии, которое дал Сергей Трубецкой: религия – это организованное поклонение высшим силам, не только вера в то, что эти силы существуют, но и известная деятельность воли, направленная на восстановление определённых отношений с этими силами. Вера в существование высших сил, при условии, что человек позволяет этому убеждению влиять на свою повседневную жизнь — это религиозная вера, частный случай веры вообще.

Чувства верующих, конечно, можно задеть. С атеистами сложно. Чувства атеиста, как и любого другого человека, задеть можно. Другой вопрос, что у атеистов, с их собственной точки зрения, нет религиозных чувств. Если они не являются адептами никакой религии — а они сами себя именно так и позиционируют — они не верят в существование каких бы то ни было высших сил и, соответственно, не стремятся установить с ними некоторые отношения, то о каких религиозных чувствах атеистов может идти речь? У них их просто нет. У них есть чувства, естественно, как и у всех других людей: любовь к родине, гражданская позиция и многое-многое другое. И эти чувства, безусловно, можно задеть, оскорбить и, как все граждане нашего государства, они должны быть защищены от оскорблений. Если же речь идёт об оскорблении специфических религиозных чувств, они есть только у религиозного человека. У атеиста их в принципе быть не может.

Вера даёт мне уверенность в том, что жизнь — это не просто случайная пляска микрочастиц. Вера наполняет жизнь смыслом, отвечает на вопрос, для чего человек живет, к чему он стремится. Если хотите, позволяет прописать жизнь каждого человека в вечности и делает её значимой для мироздания в целом. Религия — это дерзкая попытка считать, что жизнь каждого конкретного человека значима для судеб всего мироздания.

Подготовила Дарья Каленская / ИА «Диалог»

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!