Новости Все новости

«Семья, трезвость — что ещё пропагандировать, за что агитировать?»

07 июля 2017 | 09:02| Очевидные вещи

Согласно толковому словарю Сергея Ожегова, семья — это группа живущих вместе близких родственников или же объединение людей, сплочённых общими интересами. Несмотря на лаконичное определение, каждый понимает это слово и смысл, вложенный в него, по-своему. В преддверии Дня семьи любви и верности «Диалог» узнал у полиамора, ЛГБТ-активиста, чайлдфри, многодетного отца и депутата Госдумы Виталия Милонова, а также исследователя экономики домохозяйств и «семейных долгожителей», что для них — семья.

Полиамор Михаил Кидготко

Мнения о празднике у меня нет. Я не люблю государственные праздники в принципе и не праздную ни один.

Традиционная семья, на мой вкус, если и не полностью утопична, то, как минимум, нуждается в серьёзном эмоциональном и интеллектуальном переосмыслении на уровне страны или даже мира. По моему опыту, люди часто исходят из некоего идеализированного представления о любви, когда начинают семью: верят в вечность этого чувства, в то, что любовь преодолеет все преграды, какими бы прагматичными они ни были. Зачастую жизнь пускается на самотёк в надежде, что любовь поможет всё разрулить. Так редко происходит. Традиционный патриархальный устой в традиционной семье нуждается в пересмотре.

В традиционной семье очень сильна социальная инертность. Люди остаются вместе даже когда не хотят этого, когда испытывают антипатию друг к другу, из-за того, что якобы так надо, что они должны, что это прилично, что их осудят и так далее. Или что ребёнку будет нанесён вред — хотя многими доказано, что ребёнок страдает в несчастливой семье гораздо больше, чем в разведённой.

Если говорить конкретно с точки зрения полиамора… Я считаю, что моногамия, разумеется, имеет право на жизнь. У неё есть как социальные, так и духовные, психологические плюсы, но она не для всех. Скажем так — если человек находится в гармонии с собой, будучи в моногамных отношениях, а не форсирует себя в них из соображений «правильности», то это прекрасно. Есть мнение, что все люди не моногамны, просто не все это о себе знают, но я не беру на себя право утверждать столь категорично. Во многом это интеллектуальный выбор. Когда в этом выборе нет насилия и человек счастлив, сделав его, то это прекрасно.

В остальном же в моногамных отношениях много проблем, которые, опять же, необходимо прорабатывать на глобальном и локальном уровнях. В основном они связаны с универсальностью идеи о «правильности» таких отношений, необходимости их для счастья, наличия их как признака успеха человека в жизни. В итоге люди спешат находить кого-то, вступать в брак, панически боятся потерять этого человека. Отсюда ревность, замыкание друг на друге, сведение до минимума круга знакомств, растворение друг в друге, от чего порой постепенно нарастает неприязнь. Просто из-за отсутствия личного пространства.

Депутат Государственной думы и многодетный отец Виталий Милонов

О семье в двух словах не скажешь. Семья – это главное, естественное, без неё человеку плохо. Могут ли друзья быть членами семьи? Семья и друзья – это разные вещи, смотря что вкладывать в это понятие. Конечно, те люди, которые близки тебе, могут быть как члены семьи. Но чтобы считаться семьёй, нужно жить только в зарегистрированном браке. Остальное называется «сожительство», сожителей нельзя называть семьёй ни в коем случае.

Есть только традиционная семья, нетрадиционная бывает только такого рода… Пропаганда традиционной семьи и многодетности должна быть одной из главных агитационных программ государства. Что ещё пропагандировать, за что ещё агитировать? – Семья, трезвость! Конечно, я праздную День святых благоверных Петра и Февронии (именно в день чествования этих православных святых установлен государственный праздник семьи, любви и верности — ИА «Диалог»). Он же имеет и первое значение – духовное.

Чайлдфри Алекс

Понятие «семья» можно раскрыть по-разному. В целом, если обобщать — это два или более человека, проживающие совместно и имеющие родственные связи. То есть, понятное дело, один человек или соседи по коммуналке семьёй не будут, а муж и жена или мать и дочь — будут.

Конечно, мы сейчас говорим о юридическом и научном понятии семьи. По-иному же дело обстоит с определением семьи в её традиционном понимании. И тут уже зависит от того, традиции какого народа мы будем брать во внимание. Так, в европейский странах в качестве семьи может допускаться однополый союз или даже полиамория, в то время как в России всё-таки принято, что семью образуют два человека противоположного пола, которые, может быть, рожают детей и, может быть, живут с родителями и братьями-сёстрами. В восточных странах традиционной можно считать один из подвидов полиамории, когда у мужчины может быть несколько жён. У всевозможных африканских племён могут быть свои представления о традиционности.

Лично я считаю, что традиционности не стоит придавать большого значения. Людям хорошо вместе — и отлично! Зачем загонять себя в какие-то рамки? У любви нет границ, и не стоит осуждать людей, если они испытывают положительные эмоции вопреки каким-то местным понятиям.

Отсюда я не понимаю, зачем пропагандировать какой-то определённый вид семьи, в данном случае многодетный? Люди сами для себя должны решить, сколько детей они хотят вырастить. Ведь это им детей воспитывать, кормить, давать образование, а вовсе не людям с плакатов и больших экранов. Они будут нести ответственность за новых граждан и к ним будут вопросы, если их чадо будет вести себя не очень хорошо.

То же касается и регистрации брака. На самом деле штамп в паспорте имеет две составляющие: юридическую и психологическую. С юридической всё более-менее ясно: определённый статус, права наследования, последствия развода в виде раздела совместно нажитого имущества и упрощённое определение отцовства. С психологической же всё интереснее. Многие люди заблуждаются, что штамп в паспорте является некоей гарантией прочности брака, но это не так. Разводов у нас достаточно. Иногда разводятся чуть ли не спустя месяц после регистрации брака. Ровно как и без печати можно прожить долго и счастливо до конца дней своих. Дело, опять же, не в бумажках и законах, а в самих людях.

Ну и о самом Дне семьи, любви и верности. Введён он сравнительно недавно, и народ не особо привык к тому, что это вообще праздник. Возможно, со временем привыкнет, а праздник обрастёт своей атрибутикой, как Новый Год — ёлкой, День Победы — знамёнами и памятью о павших на фронте, а 8 марта — дарением цветов и поздравлением женского коллектива. Мне кажется, что европейский вариант праздника — 14 февраля — более популярен среди молодёжи, чем «импортозамещающий» День семьи, любви и верности. Может, для популяризации праздника стоит сделать его выходным. Хотя любить и делать подарки любимому человеку стоит и без повода.

ЛГБТ-активист Данте Теодори

Семья — это два и более человек, считающих себя таковыми. Я отношусь к пропаганде традиционной семьи и многодетности в России негативно, как и к любым манипуляциям и эксплуатации. А также к попыткам государства залезть туда, куда оно не имеет права — в мою постель.

То, что сейчас называется традиционной семьей, понятие достаточно молодое. Поэтому ни о каких традициях не может идти речи. Если говорить о СССР, то можно сказать, что для того времени традиционной была однополая семья — мама и бабушка. Вообще развешивание ярлыков загоняет людей в очень узкие рамки, из которых многим сложно выбраться без ущерба для самоуважения.

Я считаю, что брак — это определённая стадия отношений, которая не может являться самоцелью. Это стадия, которую можно достичь или нет, если вы и ваш партнер не готовы к этому.

Где-то в 2007 году, когда «Единая Россия» ещё не ухватилась за этот праздник и не сделала его «традиционным», я, как тогда — работник телеканала, делал акцию — мы дарили на улице людям шарики, задавали вопросы об этом празднике и предлагали признаться в любви своим близким на камеру. Тогда никто не был в курсе ни про каких Петров и Февроний, а так как дело было в Мурманске, полагали, что это день рыбака.

Сам праздник широко отмечать не буду, он для нас ещё новый. Но маму поздравлю — она часть моей семьи.

Розалия и Владимир Каленские, 55 лет в браке

Семья – это союз, в котором все друг друга уважают, умеют терпеть и идти на компромисс, справедливы, искренни к себе, друг к другу и к детям. Главное — чтобы не было упрёков, злопамятности. День семьи мы не празднуем, даже не знаем, как можно его праздновать. Чай попить вместе или подарочки друг другу подарить? Можно и не в День семьи это сделать. А день семьи для нас – день свадьбы. 26 февраля было 55 лет, вспомнили весёлые моменты из жизни.

В наше время зарегистрированный брак был обязательным. Нет штампа – нет семьи. Когда мы пришли в ЗАГС, у них был ремонт, и нас не смогли принять. Я даже плакала. Так важно это было для нас.

Дети в браке очень важны. Они как ниточка, связывающая обоих. Не важно кто — девочка или мальчик — важно, чтобы их любили, берегли и учили. Я бы, может, и больше родила, если бы здоровье не подводило.

Каков особый секрет совместного долгожительства? Это любовь, тяга друг другу, когда у другого учишься, помогаешь. Через время на место любви заступают забота, уважение. Бывало трудно, у дедушки характер не абы какой, но терпение помогло всё преодолеть.

Полиамор, кандидат экономических наук, исследователь экономики домохозяйств Виталий Крицков

Я занимаюсь научными исследованиями в области экономики домохозяйств. В частности, на данный момент, я изучаю домашний труд. Поэтому исследование видов семейных союзов, их особенности, причём не только с точки зрения экономики, но социологии и психологии, является сферой моих научных интересов.

Мне достаточно сложно отойти от научных дефиниций, но я всё же постараюсь дать представление о семье, исходя из личной, так сказать, «житейско-бытейской» позиции. Семья – это прежде всего кооперация индивидов, основанная на социально-психологических и экономических предикатах. Образуемые на базе романтических и сексуальных привязанностей союзы в последствии перерастают в сложную систему взаимозависимых обязательств. Безусловно, наиболее романтические представления большинства людей о том, что семья — это союз любящих друг друга людей, преобладает в обществе, но, как показывает практика, с течением времени дела амурные уступают своё место рациональной деятельности, посредством которой социально-экономическая ячейка общества «семья» стремится удовлетворить свои базисные потребности. Поэтому я достаточно сухо подхожу к определению семьи, где она выступает в качестве составной части общественно-хозяйственного устройства.

С точки зрения полиамора я немного по-другому смотрю на определение семьи. В подобных союзах, во-первых, возникает более сложная система социально-психологических обязательств, где помимо привычных проблем семейной жизни моногамных союзов, добавляются совершенно нетривиальные, так как взаимодействие происходит между тремя и более лицами, и сохранять психологический баланс становится всё сложнее (не говоря уже о взаимодействии такого союза с внешним миром), а во-вторых, видоизменяется домохозяйственная деятельность — что может в значительной мере влиять как в лучшую, так и в худшую сторону с точки зрения экономики домохозяйства. Поэтому полиаморная семья – это совершенно специфический вид союза людей, находящийся в постоянной попытке сбалансировать своё внутреннее устройство.

В социологических науках существует достаточно устоявшееся определение «традиционной семьи», или, как её ещё называют, «семья традиционного типа». Семья традиционного типа – это семья, состоящая из группы лиц, объединённых родственными отношениями в нескольких поколениях, чаще всего представлена супружескими парами с детьми, где первичными выступают отношения между поколениями. Вместе с этим существует так называемая «нуклеарная семья». Это группа лиц, состоящих в официальном браке (или без него) с детьми (или без них), либо из родителя со своими детьми, где первичными выступают отношения между супругами (партнёрами), в противовес отношениям между поколениями (родителями и детьми). Исходя из этих определений, можно понять, что традиционная семья – это семья, проживающая чаще всего на территории одного домохозяйства и состоящая из представителей нескольких поколений.

Ещё лет 40-50 назад традиционный тип семьи безусловно преобладал в обществе, особенно в российском. Родители, ребёнок со своим партнёром, бабушки и дедушки, проживающие в одной квартире или в сельском доме были весьма привычным явлением, что можно заметить, в том числе, в продуктах массовой культуры – кинематографе, литературе, народном творчестве, где воспеваются множественные казусы, а вместе с этим и радости такой семейной жизни.

Начиная с конца 80-х годов нуклеарный тип семьи постепенно стал преобладать в нашем обществе, и сейчас, безусловно, является доминирующим. В связи с этим, понятие «традиционной семьи» в ментальности обывателя претерпело изменение — и теперь под ним понимается скорее моногамный союз мужчины и женщины, где обязательным атрибутом «традиционности» является наличие детей. Таким образом, общемировой тренд, где с экранов телевизоров и рекламных плакатов на нас смотрят традиционные муж, жена и ребёнок — является стандартом в понимании здоровой традиционно-нуклеарной семьи.

Многоликие проявления массовой культуры, а также государственной пропаганды традиционно-нуклеарной семьи, посредством всевозможных каналов, начиная от рекламы туалетной бумаги, заканчивая программами государственной поддержки материнства, всячески стараются воспитать в обществе тенденцию к формированию и развитию семейной жизни. Это и понятно: ведь статистика показывает не очень радужные перспективы, связанные с проблемами в демографии и количеством разводов. Лично мне кажется, что это лишь попытка всячески удержать постепенно разваливающийся институт семьи, но попытки эти вполне естественны, хотя их эффективность вызывает множество вопросов. Полагаю, проблема кроется именно в социокультурном пространстве, где люди сталкиваются с вызовами современной, глобальной культуры рыночных отношений. Рынок здесь выступает не только в качестве экономического явления, а, прежде всего, в качестве предложения разных культурных феноменов. Начиная от возведения индивидуальности (личностной, трудовой, экономической) на пьедестал главного блага человека, заканчивая новыми формами организации союзов, таких как свободные отношения или полиамория.

В связи с этим, подобная пропаганда мне кажется не совсем отвечающей современному положению дел, но ничего плохого в этом не вижу. В совершенно ином ключе мне представляется пропаганда многодетности. Данный феномен я воспринимаю однозначно негативно, так как экономическая и социальная конъюнктура общества, причём не только российского, на данный момент апеллирует к совершенно определённым атрибутам, которые необходимо соблюсти при реализации решения завести детей. Для воспитания полноценного и достойного члена общества, в наше время необходимо затратить колоссальное количество ресурсов, что может себе позволить не каждый. Современная российская семья имеет возможность завести только одного ребёнка, а если обратиться к научным данным, в частности, к экономике и статистике, — то едва ли 0,5 ребёнка способны иметь молодые родители. Бездумная штамповка детей, в особенности необеспеченными слоями общества, порождает ситуацию, когда не только увеличивается нагрузка на государственное социальное обеспечение, но и образуется целый пласт «недовоспитанных» и «недообразованных» граждан, которые только и делают, что пополняют ряды плебса. Мне кажется это крайне плачевным и совершенно неоправданным. Поэтому государству стоит пропагандировать не многодетность, а социально-экономическую ответственность родителей.

Современные социологические исследования показывают, что так называемый «гражданский брак» (хотя данное определение совершенно некорректно) уже достаточно устоявшееся явление. Люди вполне комфортно себя ощущают, не состоя в официальном браке, при этом так же спокойно заводят детей. Документальное заверение союза предоставляет лишь юридические гарантии в рамках имущественных отношений и ряда социальных услуг, но, как показывает практика, всё больше современных семей могут спокойно обходиться и без них. Это, опять же, тенденции в массовой культуре, где молодое поколение занимает в лучшем случае нигилистскую, а в худшем — противоборческую позицию относительно старых социальных и государственных институтов. Хорошо это или плохо, однозначного ответа пока нет, но совершенно точно, такие союзы можно считать одним из «стандартных» видов социальных формаций. Лично моя позиция заключается в том, что лучше иметь юридические гарантии со стороны государства в вопросах семейных, но сам факт наличия таких гарантий мало влияет на семейную жизнь.

Праздник Дня семьи любви и верности я не отмечаю, причём о его наличии узнал относительно недавно. Как уже говорил выше, это лишь хилая попытка государственного аппарата удержать шатающийся небоскрёб института семьи, поэтому его наличие мне кажется малозначимым. Не уверен, что данное мероприятие приобретёт достаточный вес в обществе. Мне кажется, государству, вместо всей этой пустой и напускной мишуры, необходимо заняться планомерной и целенаправленной работой по воспитанию и образованию общества, начиная с уроков о семейной жизни в школах (как это делают в США), заканчивая курсами повышения финансовой и экономической грамотности взрослого населения.

Подготовили Дарья Каленская, Анна Сазонова / ИА «Диалог»

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!