Петербургские рынки

26 июня 2017 | 15:30| Где это

Современная жизнь, кажется, всё больше делает нас закрытыми — этакими «воробушками-социофобушками». Большинство петербуржцев закупает продукты в сетевых гипермаркетах с системой самообслуживания, зачастую даже не здороваясь на кассе. С покупкой одежды такая же история: мы встречаемся с продавцом только в момент оплаты товара. Корреспондент «Диалога» вместе с историками и краеведами из проекта #окологорода Михаилом Уваровым и Игорем Ивановым пробежался по знаменитым рынкам города, чтобы вдоволь насладиться общением, атмосферой, запахами, возможностью торговаться, и, конечно, постараться не «потерять» все деньги.

Сытный рынок (Сытнинская площадь, 3-5)

Сытный рынок и Сытнинская улица рядом с ним существуют ещё со времён Петра.

«Это один из старейших рынков города, основанный в 1711 году. Этот рынок образовался уже через два года после основания города в 1705 году и назывался Обжорным. Позднее рынок полностью сгорел, как и близлежащие постройки. После этого случая было решено переместить его подальше от центра города. Тогда место, где сейчас находится Сытный рынок, было окраиной, и жили здесь бедные рабочие», — рассказывает Игорь Иванов.

Само историческое здание рынка «перекрыто» сталинским новоделом, в котором обосновался магазин «Дикси». Известно, что торговля всегда притягивает торговлю, и вокруг расположились и шавермочные, и уличные прилавки с цветами, кедами, майками, вёдрами и другим самым необходимым для жизни товаром.

«Образовавшийся вокруг стихийный уличный рынок, скорее всего, раньше тоже существовал и был «колхозным» — то есть сами крестьяне что-то между собой продавали. Хотя, конечно, мы очень мало знаем про те времена в плане торговли», — добавляет Михаил Уваров.

Внутри рынок устроен довольно хаотично. В нос бьют резкие запахи, перемешанные между собой. На довольно просторном и светлом пространстве стоят огромные прилавки, наполненные едой. Пирамидки разложенных сочных фруктов и овощей перемежаются целыми отделами соленьев, в свою очередь переходящих в молочные продукты. Внимание приковывают мясные прилавки с внушительными тушами животных, висящих над ними, с большим и даже неожиданным ассортиментом – некоторые сорта мяса не встречаются в обычных сетевых магазинах. Ровно напротив разрубленных свиней и коров базируются несколько отделов с нижним женским бельём, приветливо приглашающие дам. Продаётся здесь и разнообразная посуда, особенно много — в восточном стиле. Наполнение Сытного рынка довольно объёмно, но совершенно разрозненно и не структурировано.

«Известно, что городские площади всегда притягивают к себе народ: на них проходят празднества и тому подобное. Не исключением была и Сытнинская площадь — на ней оглашались царские указы. К примеру, во времена правления Анны Иоанновны здесь было одно из мест публичных казней», — поясняет Игорь Иванов.

Продавцы и продавщицы впечатляют парикмахерскими и мейкаперскими изысками, да и нарядами тоже. Они приветливы и выглядят красиво в своём особенном антураже. Кажется, что ты находишься в небольшом прибрежном южном городке, разглядываешь местных жителей и дивишься их причудливым привычкам.

Полюстровский рынок (Полюстровский проспект, 45)

Народное название Полюстровского рынка – Птичий, поскольку раньше на нём продавалась всевозможная живность. Впрочем, и сейчас этот рынок является единственным в Петербурге, где разрешена продажа домашних животных. К слову, многие жители города борются за её запрет.

«Площадь Калинина, рядом с которой находится Птичий рынок, печально известна тем, что на ней вешали пленных фашистов во время войны, после – предателей Родины. Однако стоит отметить, что такого рода «акции» были не массовыми, и довольно скоро прекратились. Рядом, к слову, находится крематорий, да и знаменитые «Кресты» в общем-то, по дороге», — отмечает Игорь Иванов.

Этот рынок отличается от предыдущего чёткой структурой. В дореволюционном здании товары расположены по отделам – блок мяса, блок овощей, блок сыров и так далее. Вещевая часть целиком расположена на втором этаже. Атмосфера южного базара царит и здесь. Только чурчхелы не встретишь. Как выбрать из этого разнообразия – не понятно. Остаётся выбирать, скорее, не продукты, а приглянувшегося продавца, к которому хочется подойти.

Отдельный блок рынка – зоо-часть. Под крышей пристроек можно поглазеть на всевозможных домашних питомцев. Здесь огромное количество разных рыбок, кроликов, змей, хамелеонов, черепашек, крыс, мышей и прочей приятной и не очень живности. У выхода прямо на улице начинается торговая часть с кошками и собаками, вид которых вызывает щемящие душу чувства. Во-первых, всех этих мохнатых малышей хочется срочно забрать к себе, помыть, откормить, отогреть и любить всю жизнь. Во-вторых, условия их содержания, конечно не самые благоприятные, из-за чего как раз и возмущаются активисты, пытающиеся закрыть торговлю животными. Небольшие коробочки-боксики до отказа забиты щенками и котятами, особенно теми, которые бесплатно отдаются в хорошие руки. Большинство питомцев находятся в полудремотном состоянии, в котором угадывается слабость или заболевание. Продавцы в этой части рынка почему-то совсем не приветливые и не вежливые — в отличие от тех, которые продают еду.

Апраксин двор (Садовая улица, 28-30)

«Вся территория, включающая в себя и Апраксин двор, и Сенной рынок — это километры торговой зоны. Понятно, что это место было всегда довольно грязным и многолюдным, несмотря на то, что находится в самом центре города. Совсем рядом – Воронцовский дворец, Александринский театр, площадь Ломоносова. Были здесь и усадьбы. Южная часть современного Апраксина двора изначально была территорией поместья господина Апраксина, а позже — соединилась с Щукинским рынком», — рассказывает Михаил Уваров.

Очки — 100 рублей. «Рэй бан». Футболка — 250 рублей. «Диор». Костюмы от полутора тысяч. Фирма. Фирма. Фирма. «Дорогой, купи девушке платье, вон, заходи, смотри, ай, красота». Украшения от 50 рублей. Кеды. Толстовки. Сумки. Заходи сюда, туда, везде заходи, всё покупай.

«Окончательно рынок сформировался при императрице Елизавете Петровне. Здания того времени не сохранились, поскольку в царский период здесь случилось несколько пожаров. В частности, в 1862 году был один из самых страшных пожаров, когда выгорело всё, и, соответственно, рынок строился заново. Те дома, которые мы видим сейчас – постройки конца XIX века», — рассказывает Михаил Уваров.

«Однако, есть и дома более ранние, построенные архитектором Кракау, находящиеся по периметру всего рынка. Получается, что возводились они при Николае I», — добавляет Игорь Иванов.

К слову, пожары часто происходят на рынке и в наши дни. Последние были в 2009, 2012 и 2014 годах.

Повсюду продаются чебуреки, шаверма, пирожки. В воздухе — смешанный запах чего-то прокисшего с чем-то протухшим, вкупе почему-то всё равно подогревающий аппетит.

«Есть неподтверждённые данные, что при Советском Союзе Апраксин двор был крупнейшим рынком Европы по оптовому товарообороту», — отмечает Михаил Уваров.

Известно, что до революции Апраксин двор был преимущественно букинистическим и картинным рынком. Можно вспомнить Николая Гоголя и его «Портрет»: «Нигде не останавливалось столько народу, как перед картинной лавочкой на Щукином дворе».

Апраксин двор – настоящий город со своими названиями переулков внутри рынка, которые были утрачены после революции, а позже возвращены.

«Архитектурный проект «Апрашки» сделан в стиле неоренессанс с большим количеством мансард. Это аллюзия на средиземноморский рынок», — поясняет Михаил Уваров.

Прохаживаться внутри этого муравейника можно по Графскому и Мариинскому проездам, по Инструментальной и Курятной линиям, по Москательной линии и другим. Продают всё – одежду, обувь, аксессуары. Вдруг среди таких прилавков встречаются лотки с фруктами. Здесь довольно тесно, а продавцы завлекают активно, местами даже агрессивно. Если тебе вдруг начнут делать массаж головы специальным массажёром «всего за 150 рублей, а как хорошо!», это нормально. Главное сильно не испугаться. Внутренняя «сорока» начинает крайне интересоваться возможностью накупить кучу ненужностей за маленькие деньги. Здесь царит суматоха, в которую быстро погружаешься, а на выходе понимаешь, что очень сильно устал. Внутри старинных павильонов всё примерно так же, во многих – просто склады. На верхних этажах встречаются кафе китайской кухни, где на вывесках — исключительно иероглифы. На рынке — целая череда восточных кафе. Можно набрести на сомнительные бильярдные, «кабинеты» и тому подобные заведения. Кто здесь главный? Что здесь происходит? Какие правила игры на этой территории? Остаётся только прижимать поближе сумку с деньгами и удаляться в самый центр Петербурга, где по сравнению с этим миром менее суетно и шумно.

Удельный рынок (Фермское шоссе, 41)

«Удельный рынок исторически был образован ещё в начале XX века. Понятно, что на тот момент это был практически «отшиб» города. Однако и сейчас можно сказать, что рынок находится в спальном районе», — рассказывает Игорь Иванов.

Удельный рынок знаменит в первую очередь тем, что это огромная нескончаемая барахолка — океан, в котором можно утонуть. Народное название этого места – «Блоха». Рабочие места на «Уделке» имеют иерархию – самыми респектабельными считаются «точки» в контейнерах или небольших домиках (чаще всего в таких домиках торгуют антиквариатом и шубами). Следом идут лотки, а дальше — места под открытым небом, прямо на земле. Что можно купить на «Уделке»? Всё! Всё! Всё! Финские товары, одежду — новую и не очень, — картины, стулья, монеты, еду, газеты и журналы, фигурки, игрушки старые и новые, удочки, лодки, кастрюли, вёдра, очки, тазы… Множество вещей здесь — из советской эпохи: журналы и книги, кассеты, виниловые пластинки, плакаты.

Одежда свалена на огромные лотки. Чтобы отыскать то, что нужно, необходимо потрудиться. К этому, конечно, нужно иметь дар и способности.

Можно сравнить Удельный рынок со знаменитым рынком Майклон на железнодорожных путях в Таиланде. Они схожи своей стихийностью, сумасшедшим внутренним хаосом. То, чем «Блоха» действительно поражает – так это фактурностью продавцов. Если внимательно смотреть на лица персонажей фильма «Трудно быть богом», можно увидеть, что они не совсем человеческие. Они похожи на ожившие скульптуры и бюсты, они другие, особенные. Где можно было вообще таких найти? На «Уделке» можно. Лица продавцов непропорциональны, не красивы в привычном понимании, но действительно художественны, «экранны», как будто эти люди вышли из мрачных фильмов о тяжёлой жизни.

Подготовила Ксения Савельева / ИА «Диалог»

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!