Неоготическая архитектура

06 июня 2017 | 22:55| Где это

Неоготика, как архитектурное направление, возникла в Англии в середине XVIII века. В царскую Россию этот стиль пришёл после наполеоновских войн, когда среди аристократии распространилась мода на всё английское. На тот момент основным направлением в отечественной архитектуре была эклектика, то есть смешение всех известных форм. Неоготика же по началу продвигалась императором Николаем I, который активно ей интересовался. В Петербурге зданий в этом стиле не так много, и они хаотично вписаны в архитектурные ансамбли. Корреспондент «Диалога» вместе с историками и краеведами Михаилом Уваровым и Игорем Ивановым из проекта #окологорода отправился в неоготический мир в Петергофе — парк Александрия.

Большинству туристов Петергоф известен как музей-заповедник с дворцом и фонтанами. Его строительство началось ещё в XVIII веке при Петре I, а завершилось уже при Екатерине II. Общий городской ансамбль образовывался вокруг главного дворца, и только к XIX веку Петергоф превратился в полноценный с архитектурной точки зрения город. При Николае I город был застроен зданиями в стиле неоготики, однако из-за Великой Отечественной войны большая их часть была разрушена.

«Может возникнуть ощущение, что во времена правления Николая I основным стилем была именно неоготика. Это не совсем верно. В масштабе всей России это всё-таки был так называемый неорусский стиль. Основным примером такого рода здания служит Храм Христа Спасителя в Москве. Получается, что неоготика использовалась исключительно для эстетических нужд элиты, потому что строились в этом стиле в большей степени особняки для высшего света», — рассказал Игорь Иванов.

Парк Александрия назван в честь супруги Николая I Александры Фёдоровны. Для неё он и был устроен. Сейчас вход в парк платный, как и вход в основной дворец «Коттедж», построенный для императорской семьи архитектором Адамом Менеласом. Парк Александрия противопоставлялся парадному дворцовому комплексу, где жить было сложно – неуютно и шумно из-за бурлящей воды. Известно, что для Александры Фёдоровны было важно уединение. Императрица пережила восстание декабристов, когда всей царской семье угрожала опасность, от чего у супруги Николая сильно испортилось здоровье. Император Николай I ласково обращался к супруге «моя птичка». По свидетельствам современников, Николай относился к Александре с заботой, иногда чрезмерно опекая свою хрупкую «белую розу».

Из воспоминаний фрейлины Анны Тютчевой: «Император Николай I питал к своей жене, этому хрупкому, безответственному и изящному созданию, страстное и деспотическое обожание сильной натуры к существу слабому, единственным властителем и законодателем которого он себя чувствует. Для него эта была прелестная птичка, которую он держал взаперти в золотой и украшенной драгоценными каменьями клетке, которую он кормил нектаром и амброзией, убаюкивал мелодиями и ароматами, но крылья которой он без сожаления обрезал бы, если бы она захотела вырваться из золоченых решеток своей клетки».

«Коттедж» находится прямо на входе в парк. В его архитектуре можно заметить и следы неоготики, и восточные мотивы. Здесь соседствуют готические башенки и пристроенная восточная беседка, обрамлённая аляповатыми элементами декора. У входа, как ни странно, стоят пальмы.

Внутри царит атмосфера спокойствия и размеренности. В интерьерах присутствует и заявленная ещё снаружи избыточность – всего слишком много, всё пестрит: есть и дерево, и лианы, и огромное количество предметов интерьера. Дом тих и спокоен, внутри царит умиротворение. При этом есть ощущение, что дом Александры Фёдоровны – симуляция идеального дома.

«Николай заводил романы и с другими женщинами. Впрочем, в то время это в какой-то степени даже было нормальным, привычным. Отношения супругов были нейтральными, никто и никому не закатывал сцен. Всё шло своим чередом», — отметил Михаил Уваров.

В самом парке можно увидеть небольшой колодец в готическом стиле. В середине главной аллеи стоит ещё один особняк — Фермерский дворец, построенный для императорских детей, вход в который сейчас закрыт. С архитектурной точки зрения он менее напыщенный.

Самое примечательное здание парка – православная церковь в неоготическом стиле.

«Это тоже пример английской неоготики, которая отличается от французской или немецкой лёгкостью и ассиметричностью. Храм является православным, однако в этом стиле обычно строились католические церкви. Можно сделать вывод, что царей не волновали никакие каноны. В каком-то смысле, они строили только так, как было модно в их время, как им нравилось. Себе — английская идиллия, народу — «православие, самодержавие, народность»», — рассказал Михаил.

По размерам церковь довольно маленькая для здания этого стиля. «Фасад конструируется из башенок с выступами-кронштейнами, которые в архитектуре католических церквей с какого-то момента стали принимать форму всевозможных существ. Позже появились и изображения лиц чертей, плотно вошедшие в готический стиль. Здесь также присутствует зооморфия. Кронштейны напоминают лебедей. Есть и витраж в виде розы – элемент классических католический церквей», — пояснил Игорь Иванов.

Интересный факт, связанный с этой церковью, описывается в дневнике последнего русского императора Николая II. Когда он был ребёнком, дед Александр II привёл его сюда. Началась страшная гроза, во время которой внутрь помещения залетела шаровая молния, что очень сильно испугало Николая. Он схватился за деда и посмотрел на него. Лицо Александра не выражало абсолютно никаких эмоций. Потом, когда гроза закончилась, дед сказал своему внуку, что, если он собирается стать правителем, ему нужно научиться ничего не боятся. Николай, по его словам, запомнил это на всю жизнь.

У выхода из парка расположен ансамбль императорских конюшен. Самая любопытная часть — центральный манеж, потому что он сильно напоминает церковь. «В этом архитектурном ансамбле фигурирует такой элемент, как базилика, вышедший ещё из романской эпохи. Базилика делится на так называемые нефы, то есть пространства с колоннадой, без которой постройка рухнет. Центральная часть должна быть выше боковых. Здесь она действительно отсылает к церковной архитектуре, но надо напомнить, что это всё-таки конюшни», — заметил Михаил Уваров.

Уехать из Петергофа можно не только на многочисленных маршрутках или автобусах, но и на электричке со станции «Новый Петергоф» по исторической железной дороге. Архитектор вокзала — Николай Бенуа, тот же, что строил и конюшни. В ансамбль вокзала включена многоугольная башня. Эклектика присутствует даже на уровне используемых материалов – в каменном здании есть деревянные вставки. Особенность вокзала — две большие арки, через которые проезжают поезда.

«Интересно в здании вокзала то, что он разделён на зоны – есть часть для обычных пассажиров, залы ожидания для более богатых, а в части с башней расположены комнаты и даже спальня для императорской семьи», — рассказал Игорь Иванов. Сейчас, конечно, «сословного» разделения нет, а башня просто закрыта.

Подготовила Ксения Савельева / ИА «Диалог»

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!