Шуваловский парк

30 марта 2017 | 17:00| Где это

Ещё совсем чуть-чуть и весна ворвётся не только в наши сердца, но и ляжет под ноги зеленой травой, на голову — лучами солнца, окатит тёплым воздухом и ни с чем не сравнимыми запахами. «Диалог» вместе с историками и краеведами Игорем Ивановым и Михаилом Уваровым предлагает вам исследовать новое место для прогулок, а именно Шуваловский парк.

Шуваловский парк действительно находится довольно далеко, но всё же в черте города, что прекрасно. Мы предлагаем вам маршрут, который проходили сами, кажущийся нам наиболее любопытным. Для полного ощущения смены обстановки мы поехали с Финляндского вокзала на поезде в сторону Выборга. Наша станция – Парголово, ехать буквально 20 минут. Проезд — на несколько рублей дороже, чем в маршрутке. Выходим – полное ощущение, что мы попали за город. Ради интереса заходим в здание небольшого вокзала и не жалеем.

«Вокзал в Парголово построен в 1902 году финским архитектором Бруно Гранхольмом (финны часто строили вокзалы даже на русском участке Финляндской дороги). Стиль — финский вариант северного модерна — так называемый национальный романтизм. Его подчёркивают две изразцовые печи, которые сохранились в зале ожидания. На них — необычные узоры в финском духе», — поясняет увиденное Михаил Уваров.

Движемся по дорогам Парголово в сторону парка, оглядываемся по сторонам в поисках старинных особняков, дач — коих, к сожалению, не оказывается. Игорь Иванов рассказывает легенду, связанную с названием посёлка: «Будто бы Петр Первый, возвращаясь со сражения со шведами при реке Сестра, был уставший, у него закружилась голова, и он прокомментировал это, мол, «у меня пар в голове», что созвучно с «Парголово». Впрочем, это всего лишь легенда, потому как название финское и существовало ещё до Петра».

Минуя жилую часть, мы подходим к самому парку со стороны Чухонского озера. Широко разлившееся озеро со скамеечками на берегу задаёт атмосферу Елизаветинской романтичной эпохи. Точно сказать, в каком году земля эта перешла дворянскому семейству Шуваловых нельзя – то ли в 1726, то ли двадцать лет спустя. Однако, документальные подтверждения имеются только с 1746 года.

Парк разделён условно на две части: нижний (до него дойдём в конце) и верхний (в который как раз заходим). Верхний парк разбит в духе пейзажного романтизма, и веет в нём лесным покоем и… смертью. Последняя тема тесно связана с историей семьи хозяев имения.

В 1816 году Павел Андреевич Шувалов возвратился с войны с Наполеоном и женился на Варваре Петровне Шаховской. Однако уже в 1823 году Павел умирает. В 1826 году начинается новая жизнь для вдовы, потому что Варвара Петровна влюбляется в Адольфа Антоновича Полье и выходит за него замуж. Он вскоре, а именно в 1830 году, погибает от чахотки. Убитая горем, Шаховская решает увековечить память своего супруга. Видимо, второго мужа любила она всё-таки сильнее.

«В начале ХIХ века в Европе входит в моду готический стиль, который как раз можно наблюдать здесь. Варвара Петровна преобразовала парк в некий мемориал памяти Адольфа Полье, своего второго любимого мужа», — поясняет Михаил.

Парк начинается так называемой Адольфовой горкой. С неё открывается вид на озеро и парк, который отсюда походит на полноценный лес. Горка называется именно так, потому что у вдовы был целый ритуал почтения памяти своего мужа. Она долго прохаживалась у озера, забиралась на эту горку, а с неё как раз входила в парк. Да, было много слёз и скорби. Мы без слёз и скорби повторяем её маршрут.

Спустившись с горки, видим перед собой аллею, ведущую к церкви и склепу. И она необыкновенна: по сторонам хвойный лес, она длинная, на ней хорошо думается, дышится, прогуливается, философствуется. Честно говоря, если представить, в каком состоянии проходила этот путь Шаховская ежедневно, непонятно, как она не захлебнулась слезами день на третий. Погружение в себя происходит. Впрочем, с другой стороны, природа успокаивает.

Аллея упирается в небольшую горку, на которой стоит православная церковь, а под ней, прямо в этой горке, находится склеп, в котором похоронен Адольф Полье. Церковь выглядит очень необычно, потому что похожа она больше на небольшой готический замок, стоящий в лесу.

«Стиль здания — неоготика, то есть используются мотивы средневековой западноевропейской архитектуры. Но при этом наличествует уникальная металлическая башенка-шпиль. Все основные элементы готики: стрельчатые окна, витражи, контрфорсы – присутствуют. Церковь православная, а неоготика — нехарактерный стиль для православных церквей, хотя в Петербурге есть ещё несколько примеров: капелла в Александрии, в Петергофе; Чесменская церковь; Предтеченская церковь на Каменном острове», — рассказывает Игорь Иванов.

Кстати, известно, что именно в этой церкви венчался композитор Николай Римский-Корсаков, шафером на свадьбе которого был его «коллега» Модест Мусоргский. Говорят, празднество было знатное, а Мусоргский ужасно напился (как всегда), потому что, по словам того же Римского-Корсакова, был забулдыгой. Здание церкви сказочное — оно напоминает миниатюрную копию замка из мультфильма «Красавица и чудовище» — такая же длинная аллея через парк и загадочная постройка с башенками на горе.

Сказочность продолжает история о том, как Варвара Петровна чтила память своего мужа. Каждый день она проделывала этот задумчивый, полный скорби путь от Адольфовой горки сюда, к склепу. Так как делала она это ближе к вечеру и шла долго, то, естественно, становилось очень темно, поэтому местные мальчишки таскали ей в склеп светлячков, мотыльков, которые облепляли все стены и освещали помещение. Когда стоишь прямо у этого самого склепа, ощущение от этой картины, если её представить, довольно жуткое. Страшная сказка.

«Адольфа Полье Синод запретили хоронить в ограде православного храма, потому что он был протестантом — это было условием возведения церкви со стороны властей. Варвара Петровна и архитектор Александр Брюллов приняли «остроумное решение» — похоронить его на склоне холма, на котором и стоит церковь», — рассказывают эксперты.

Обогнув церковь со склепом, мы проходим дальше в парк, и тут начинается пространство, где можно встретить старинные дачи: есть, например, так называемые, «жёлтая» и «зелёная». Жёлтая – настоящий таинственный дом — дача богатого адвоката Георга Месмахера, построена в 1870-1879 годах, архитектор — брат владельца Максимилиан Месмахер. Выглядит дом так, будто прямо сейчас может начать двигаться, как бывает в японских мультфильмах. Он живой, уставший и постаревший. В этих старинных постройках преимущественно живут сотрудники Всероссийского НИИ токов высокой частоты имени Вологдина, который располагается в бывшем Большом дворце.

Далее мы попадаем в последнюю, нижнюю, часть парка. Состоит он из просторов и неровностей: то возвышение, даже гора, то овраги, спуски.

«Парк плавно переходит в таёжный лес, а Шуваловское имение находится на границе приневской низменности (Питерского блюдца) и холмистого Карельского перешейка», — поясняет Михаил.

В этой части парка есть гора Парнас, с которой открывается вид на два озера с причудливыми названиями «Шапка Наполеона» и «Рубаха Наполеона». Есть в этом месте и трагическая история нашего времени.

«Двадцать пять лет назад (осенью 1991 года) два пацана залезли в подземные ходы, вырытые во время войны в горе Парнас (там был командный пункт Ленфронта). Пацанов засыпало, спасатели стали срывать гору: одного спасли, другого — нет. Гора Парнас стала ниже на 10-15 метров, и там не стало цивилизованной смотровой площадки», — рассказывает Игорь Иванов.

Стоим на горе, позади нас парк с его романтикой и размеренностью, а впереди — город, многоэтажки, шум, быстрое движение. Город зовёт, мы спускаемся вниз. И идём в итоге вдоль шоссе, проходя мимо скамьи, на которой, по легенде, сидел сам Пушкин, ожидая свою тройку. Впрочем, эксперты говорят, что это недостоверная информация. Пройдя вдоль парка, который всё больше и больше остаётся позади, мы выходим в цивилизацию, которая возникает даже как-то неожиданно: вот уже и трамвайные остановки, автобусы, магазины. Садимся на трамвай, и уезжаем скорее до метро Озерки в нашу быструю стремительную жизнь, где уже точно нет времени на ежедневные прогулки по аллеям. Но в том, что иногда это точно необходимо, сомнений нет.

Подготовила Ксения Савельева / ИА «Диалог»

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!
в темноте dans le noir
Как это?

Есть в полной темноте

13 декабря 2017
Репортаж