6 °С

Слишком много буквы «цэ»: художники-акционисты и их акции

28 марта 2017 | 18:00| Культура

«Акция, акционизм, акционисты – слишком много буквы «цэ». Не люблю ни букву «цэ», ни всё остальное, с этим связанное», — ответил на вопрос об акционизме мужчина родственной мне крови около 50 лет. Сразу захотелось узнать, какие же вообще художники этого направления известны людям. Я опросила 37 человек разных возрастов и сфер деятельности. В результате стало понятно, что абсолютно все знают одну группу – Pussy Riot. Вот такая сила резонанса. Павленский известен почти всем, а в остальных ответах прослеживается примерное представление: «видимо», «скорее всего», «может быть», «ну вроде бы кто-то точно есть». Пользователи социальных сетей отмечают, что наталкиваются на новости о новых акциях, некоторые рассказывают, что часто встречают визуальные акции в виде рисунков, граффити на улицах города, но с именами авторов — сложнее.

Из этого небольшого социального опросика стало понятно, что представления об акционистском движении в городе у моих знакомых нет. Не уверена, что это исключение, а не общегородской показатель.

Если говорить о сегодняшнем состоянии этой ниши искусства, то присутствует ощущение образовавшейся пустоты, которая начинает активно заполняться, обретать определённую форму. Часто эту новую форму обзывают пост-акционизмом. А суть заключена в том, что система отношений героического акционизма, где в медийном поле, поле напряжения, в центре находится фигура «козла отпущения» (например, Петра Павленского или тех же несчастных Pussy Riot), уже изжила себя. Ситуация, когда один человек раз в несколько месяцев совершает громкую радикальную акцию, а потом общественность говорит только о ней, а вокруг как будто бы пустота, закончена. Как и всегда в ситуации «пост-» – всего очень много, всё происходит, перетекает, возможно, оставаясь похожим друг на друга. Это мир глобального коллажа реальности. Из коллажа петербургского акционизма мы вычленили нескольких героев.

Арт-группа «Явь»

«Явь – не власть и не оппозиция. Явь – это настоящее, как во времени, так и в действительности»

Активисты группы «Явь» специализируются на уличном искусстве. ИХ деятельность иронична и политически окрашена. В сферу того, о чём говорят художники, и на что обращают внимание горожан, попадают яркие личности политического Олимпа, складывающиеся ситуации, проходящие красные дни календаря… Видимо, всё, что угодно.

Например, в «женский» день 8 марта члены «Яви» сделали акцент на изначальном смысле этой даты — солидарности трудящихся женщин в борьбе за равенство прав и эмансипацию. На одной из петербургских стен они нарисовали остроумное граффити с явной отсылкой к той самой Некрасовской женщине из русских селений. На картине изображена одетая в деловой костюм девушка на горящем коне, целеустремленно скачущая куда-то, минуя коробку конфет и букет цветов под копытами.

Самой доброй акцией «Яви» можно смело назвать работу «дорожные знаки» «позвони маме» на красно-белом треугольнике, расставленные на улицах города. Работы более политической направленности – это изображения Мадонны, проголосовавшего за Хилари Клинтон Дональда Трампа, повернувшийся спиной и явно справляющий нужду Барак Обама, Мединский с шапочкой из фольги на голове.

Ещё одна визуальная акция — изображение игровой рулетки, где вместо цифр поле заполнено последствиями увлечения азартными играми: «оставил зарплату», «последнее проиграл» и так далее.

«Эту работу мы приурочили к дате открытия первого казино в Сочи. Помимо положительного эффекта от налогов в бюджет, экономику региона ждёт рост теневого оборота капитала, рост влияния криминальных структур, а также граждане, проигравшие свои средства. Казино выгодно эксплуатировать миф о везунчиках и исключительности, на самом же деле, суровая правда жизни такова, что любой игрок с фортуной в конечном счёте проигрывает», — пояснили активисты в своей официальной группе «ВКонтакте».

Миша Маркер

Миша Маркер – немного угрюмый художник, почти всегда в капюшоне на голове. Творит он, что называется, «на злобу дня». Также рисует на заказ. Последнее время Миша перешёл на плакаты, от чего его произведения ещё больше сливаются с городской средой. Акции, обнажающие некую реальность, и есть сама реальность. Часто они остаются незамеченными именно из-за того, что располагаются на рекламных стендах, просматриваются невидящими глазами вечно уставших спешащих куда-то людей.

Одна из последних работ Маркера как раз претендует на полную незамеченность, потому что выполнена в стиле рекламы интим-услуг. Только продаются здесь позиции, мнения и принципы, причём дорого. Но не очень.

Яркая краснолицая Родина-Мать изображена в районе Лиговского проспекта. Стоит она на фоне решётки, ассоциирующейся с тюремной, а почва – тон в тон с лицом матушки – цвета крови. В руках заботливая Мать держит сковородку с яичницей, что композиционно складывается в танк.

Есть в портфолио Михаила и изображение человека в балаклаве с монашеским головным убором с подписью ниже «Заприщай и влавствуй». Акция была связана со скандалом вокруг передачи Исаакиевского собора РПЦ.

Творчество Миши Маркера прекрасно вписано в городское пространство, довольно прозрачно и внятно. Оно явно не нуждается в объяснениях. Однако всё равно на просторах социальных сетей можно встретить комментарии, например, к той же работе «Заприщай и влавствуй» об орфографической ошибке (к сожалению, только об одной).

Сам Миша рассказал радио «Свобода» об ожидаемом им эффекте от своих работ:

«Кто ходит в галереи на выставки? Подготовленные люди. Они примерно знают, чего ждут, вряд ли они для себя что-то новое откроют в моих работах, которые по сути примитивны по своему посылу. Иногда они провокационны, но, в принципе, они примитивны и просты для понимания. И мне было интересно затронуть именно тех людей, которые, грубо говоря, просто идут с работы в шесть часов вечера, уставшие, и перед ними вдруг неожиданно появляется картинка. И этот элемент неожиданности, возможно, какие-то струны души заденет, и получится отклик. Возможно, что-то изменится, возможно, нет, но диалог в любом случае состоится, я думаю».

Арт-группа {Родина}

«Текст «Шинель» — это совершенно фантасмагорический безумный текст, в котором теоретики критического реализма видят один из его истоков в русской литературе. Он задевает тему «маленького человека», его судьбы. Но в то же время текст фантасмагорический, гротескный. Именно в силу этого он, высказывает, пожалуй, больше правды, чем если бы мы просто брали и описывали действительность. Мне кажется, мы продолжаем традиции такого гротескного фантастического реализма», — рассказывал «Диалогу» активист группы {Родина} Макс Евстропов.

«С этой некрофилией мы и работаем»: активист {Родины} о стадиях гниения общества и отличиях искусства от акционизма

Творчество {Родины} поэтично и иронично. Они не ограничиваются граффити на улицах, расширяя использование визуальности, включая в художественное пространство реального человека с транспарантом в руках. Таков был, к примеру, «Увы-парад». На наболевшую тему передачи Исаакиевского собора активисты откликнулись фотографиями, которые они запустили в социальные сети, на которых были отданы в дар РПЦ и цирк на Фонтанке, и пустота, и магазин «РосАл», и другие объекты.

В президенты {Родина} предлагает баллотироваться медведице, устраивает выставку супрематизма прямо у себя на головах. Благодаря им, чучело ксенофобии расхаживает по городу, пугая прохожих, а на детских площадках появляются портреты Сталина со светящимися глазами. Все действия документируются при помощи фото и видео.

«То, чем занимается группа {Родина} — это больше искусство, чем акционизм, потому что у нас нет каких-то определенных задач. Хотя наши акции случаются, конечно, по конкретным поводам — происшествия, праздники, политические события. Но мы не ставим перед собой задачу чего-то добиться этими акциями. И вообще, лично я думаю, что если ты занимаешься искусством, ты, конечно, можешь воздействовать на ход вещей, воздействовать на политику в том числе, на общество, но это воздействие будет очень непрямым, и совершенно непредсказуемым. Я вот не совсем себе представляю по каким критериям определять, что акция удалась», — пояснял Евстропов.

Деятельность всех троих групп можно сравнить с таким направлением театрального искусства как «невидимый театр», когда нет четкого начала и конца перфоманса, а влияние на зрителя происходит не агрессивно и изнутри, когда постановка встроена в реальность до невозможности определения границ между этой реальностью и искусством.

Направление работы всех вышеперечисленных активистов можно назвать поэтическим акционизмом, приправленным остроумием и иронией. В случае с ними акционизм не равен скандалу. Скорее его можно сравнить со стремлением к эстетичности, а резонанс — это следствие. Благодаря уходу от героического акционизма, эффективность акций перестаёт измеряться, к примеру, количеством задержанных. Сейчас, скорее всего, можно судить о важности работы отдельно взятого художника или арт-группы по наличию почерка, узнаваемости, отклику горожан. Остаётся надеяться, что образовавшаяся в видимом отсутствии героев пустота, готовая обрести определенность в форме и содержании, «выплюнет» на широкий свет кого-то из вышеперечисленных активистов. Или кого-то другого, чтобы их творчеством заполниться с новой силой.

Подготовила Ксения Савельева / ИА «Диалог»

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!