Новости Все новости

От семьи до приюта — одна жалоба

24 января 2017 | 18:17| Ситуация

История одной зеленоградской семьи в январе потрясла всю страну: сразу после новогодних каникул у многодетной матери Светланы Дель забрали 10 детей. Причиной стали якобы обнаруженные на теле шестилетнего сына Серёжи следы побоев. Синяки заметила воспитательница детсада и, услышав от ребёнка, что он получил их от папы, немедленно обратилась в полицию. В тот же день детей изъяли органы опеки.

И сама семья Дель — в которой воспитывается 13 детей (из которых 12 — усыновлённые или под опекой, ещё трое приёмных детей уже выросли и живут отдельно) — и их знакомые утверждают: родители никогда не применяли к детям насилие. Кроме того, возмущение вызвал и сам процесс изъятия детей, напоминавший, по рассказам супругов Дель, рейдерский захват. Никаких документов об изъятии семья так и не увидела — и, несмотря на неоднократные заверения сотрудников опеки и даже Уполномоченного по правам ребёнка РФ Анны Кузнецовой — за две недели практически не допускалась к детям.

«Организованно забрали…»

«Дети просто не вернулись домой из садов, ёлок, балета… Часть Светиных детей приёмные, кто-то уже усыновлён-удочерён, кто-то под опекой. Дети сложные, ломаные судьбой. Несколько детей ВИЧ-положительны. Они попали в её семью в плохом состоянии, но сейчас на постоянной терапии вирусная нагрузка стала нулевой! Поводом к изъятию была жалоба воспитателя в саду — у Серёжи синяк на попе. Серёжа сказал, что папа дал ему ремня (Серёжа мог сказать, что наш президент его лично бил). Не поставив её в известность, не спросив обстоятельства. В течение буквально получаса ОРГАНИЗОВАННО ЗАБРАЛИ из разных мест города 10 детей. Старшие мальчики отбили в саду Светиного своерожденного Никиту. Убежали с ним. Спасибо им за это, Света не смогла бы бороться, если бы и он был в заложниках. Полиция не делала разницы для приёмных-усыновлённых-родных. Никаких бумаг не дали. Сотрудники опеки прикрывают свои мягкие места, помогать отказываются. Дети в приютах и больницах. Матери видеться с ними не дают «дети дают показания». Что, и Петя с синдромом Дауна даёт? Происходит ПРОИЗВОЛ и БЕЗЗАКОНИЕ. Помогите вернуть детей!!!», — призывает своих подписчиков в инстаграме многодетная мать и хорошая знакомая Светланы Дель Мария Эрмель (орфография и пунктуация автора сохранены).

Оставшиеся в семье старшие мальчики описывают ситуацию так: «В тот день нам позвонили в дверь, мама пошла её открывать, на пороге стояла полиция. Они без всяких объяснений вошли в квартиру, сняли с Пети пижаму и начали его рассматривать на наличие синяков, но ничего не нашли. После этого они пошли саму квартиру осматривать: залезали в холодильники, в шкафы, в кастрюли. Везде всё искали. После этого нам сказали собираться, чтобы ехать в приют, но мы убежали за Никитой (младший, родной, сын в семье Дель — ИА «Диалог») в садик», — вспоминают Филипп и Миша Дель.

Подобные истории больше типичны для Европы. Нередко в последние годы в СМИ появлялась информация о том, что у российской семьи забрали ребенка по одной лишь жалобе со стороны. Например, можно вспомнить прошлогоднюю историю в финском городе Сейняйоки, когда у семьи Медведевых изъяли пятилетних двойняшек и десятилетнюю дочку. По одной из версий, это произошло после того как кто-то из детей рассказал, что его шлёпнула мама. Когда ребят забрали, они жили вместе с отцом в Финляндии, а их мать находилась в родном Петрозаводске. Только усилиями правозащитников семье удалось вернуть детей и доказать свою невиновность. К сожалению, аналогичные истории на Западе не редкость. Теперь и российские родители боятся, что у них, по примеру семьи Светланы Дель, могут по одному лишь заявлению со стороны, забрать детей. После случившегося в социальных сетях появилось движение под хэштегом #помогитевернутьдетей, ведётся сбор подписей под петицией к вышестоящим чиновникам.

Младшие дети — в те моменты, когда им возвращают телефоны — пишут маме смски, что любят её и скучают.

На видео, снятых в редкие моменты встреч матери с детьми, видно, что они плачут и не хотят её отпускать.

А судьи кто?

Чтобы разрешить ситуацию была создана специальная комиссия, с привлечением психологов и независимых экспертов. Правда, итогом её работы стало не возвращение в семью, а расторжение договора опеки в отношении восьмерых детей. Ещё двоих — усыновлённых — могут отдать на воспитание бабушке, проживающей в Петербурге.

«Специалисты внимательно пообщались с каждым ребенком, — рассказали в пресс-службе Уполномоченного по правам детей в РФ Анны Кузнецовой. — Большинство детей подтвердили экспертам установившуюся в семье практику телесных наказаний со стороны отца, которые производились неоднократно и в присутствии мамы. Со слов 11-летней девочки, еду для всей семьи готовила она, в то время как мама готовила только для себя. Дети не выразили желание возвращаться к папе и маме, некоторые из них хотят остаться в центре социальной поддержки. После детального анализа ситуации комиссия коллегиально приняла однозначное решение о невозможности возвращения этих детей в семью».

«Всё, что произошло – за гранью понимания любого человека. Наши власти, конечно, показали себя во всей красе. Никто не ожидал сегодня, что детей вернут. Я была в этом уверена, потому что так полиция бы показала, что ни облажались, — говорит Марина Эрмель. — Есть видео, где плачущая Полина обнимает маму и просит её забрать. И как можно сказать, что она не хочет к маме и, что не говорящий Петя тоже не хочет к маме? Как они вообще снимали показания с не говорящего Пети и кто эти независимые психологи?» (орфография и пунктуация автора сохранены).

Историю с независимой экспертизой, по результатам которой было решено не возвращать детей, ставит под сомнение и депутат Законодательного собрания Петербурга, член парламентской комиссии по социальной политике и здравоохранению Борис Вишневский.

«Мне это представляется полным бредом: особенно то, что приезжали какие-то якобы независимые психологи, в том числе, некая госпожа Лантратова из Общественной палаты — а это человек, к которому у меня доверия нет никакого, — говорит депутат. — Эти независимые психологи, по-моему, за час умудрились провести экспертизу всех детей, решив, что отдавать их в семью обратно нельзя. На мой взгляд, это полный абсурд. Кроме этого, мне представляются, что изначально действия органов опеки, как минимум, неправомерны. Надеюсь, что эти дети будут возвращены, потому что уж всяко им будет гораздо лучше в семье».

Семейный психолог Дарья Грошева в комментарии «Диалогу» заявила: подобные экспертизы должны производиться только в присутствии родителей — но детей допрашивали без них.

«В стрессовой ситуации ребенок может сказать всё, что от него хотят услышать. Такие комиссии должны проводиться только в присутствии их мамы и папы. В этих условиях специалисты должны смотреть на взаимоотношения ребенка и родителей и по наблюдениям делать вывод, действительно ли дети боятся, или это не так. Но в данном случае детей опрашивали одних, что ставит под сомнения результаты экспертизы», — говорит психолог.

Специалист сомневается и в законности самого изъятия детей только на основании слов воспитательницы.

«Он мог это ради шутки сказать или мог увидеть это в кино, или мог сделать это из провокации. Нужно понимать самого ребёнка, чтобы понимать ситуацию», — подчёркивает психолог.

«По фото можно судить, что дети, как минимум, хорошо одеты, они улыбаются, проводят время вместе, они выглядят здоровыми, радостными, счастливыми. Некоторые пишут, что это фотошоп, но во всяком случае мы их такими видим на снимках в семье. Сейчас же мы их не видим вообще, не знаем, как они поживают, во что одеты, что едят и вообще в каких условиях находятся. Этот факт ставит большой вопрос в этой истории. Так что я склоняюсь к тому, что в семье дети жили в хороших условиях и несправедливо было их забирать», — добавляет Дарья Грошева.

На сторону многодетной семьи встала и Уполномоченный по правам ребенка в Петербурге Светлана Агапитова. Она рассказала журналистам, что всех приёмных детей Светлана брала в детских домах северной столицы и, соответственно, все заключения органов опеки и попечительства женщина получала здесь, но когда разразился скандал, никто не запросил информацию об этой семье.

«Решение о приёме опекаемых детей принималось здесь, кроме того, многие приемные родители хорошо знают семью Дель и не верят в то, что случилось. И, конечно же, мы сомневаемся в правильности принятого решения о расторжении договора опеки в отношении восьми детей Светланы», — говорит Агапитова.

Отступать некуда

Сейчас в отношении органов опеки и попечительства возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 293 УК РФ (халатность). Основанием для возбуждения дела, однако, стало не изъятие детей из семьи, а то, что сотрудники опеки не забрали их раньше. «По версии следствия, 10 несовершеннолетних детей на протяжении длительного времени проживали в приёмной семье на территории города Зеленограда. Приёмные родители не создали необходимых условий для проживания и развития детей. Данный факт органами опеки и социальной защиты выявлен не был, в связи с чем причинён существенный вред законным правам и интересам несовершеннолетних», — комментируют ситуацию в СУ Следственного комитета по городу Москва.

Отец семейства, Михаил Дель, также стал фигурантом уголовного дела, по 116-й статье УК РФ, — его подозревают в побоях. «Дознавателем отдела дознания по районам Силино и Старое Крюково города Москвы в отношении мужчины, подозреваемого в причинении телесных повреждений малолетнему ребенку, возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления предусмотренного статьей 116 УК РФ (побои)», — сообщили в пресс-службе московского управления МВД.

По словам адвоката семьи Дель Ивана Павлова, на время выяснения обстоятельств отец готов жить отдельно, лишь бы детей вернули в дом. Однако на это не готовы органы опеки. К тому же ни родителям, ни адвокату так и не дали никаких официальных документов, объясняющих происходящее: по большей части, всё, что они узнают о детях, становится им известно через СМИ.

«Мы до сих пор не уведомлены о том, на каком основании забрали детей, — рассказал «Диалогу» Павлов. — Чиновники избрали, на мой взгляд, самый неподходящий способ общения с родителями: через СМИ — вместо того, чтобы вручить им соответствующий документ. Нам стало известно, что всех детей перевезли из больницы в один приют. С ними работали психологи, которые на основе беседы с несовершеннолетними, которые находятся уже две недели в изоляции от родителей, сделали какое-то заключение. Но как они это сделали без беседы с родителями, непонятно. Дети сейчас находятся в шоковом состоянии: было ли это учтено экспертами, остается вопросом».

Судебное заседание по признанию изъятия детей из семьи Дель незаконным назначено на 1 февраля.

Подготовила Алла Бортникова / ИА «Диалог»

Во время подготовки материала стало известно, что в семью вернулась шестилетняя Полина, а вскоре супругам Дель обещали передать и сына Петю. Оба ребёнка должны будут отправиться к бабушке в Петербург, которая оформила над ними опеку. Однако, по словам адвоката семьи Ивана Павлова, когда семья приехала за Петей, оказалось, что у него двусторонняя пневмония, с которой он пробыл в приюте два дня. Мальчик находится в больнице в состоянии средней степени тяжести, перевести его в частную клинику родителям пока не дают.

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!