8 °С
Новости Все новости

Hell- или cellphone?

04 декабря 2016 | 17:32

В рамках V Петербургского Международного культурного форума эксперты обсудили вопрос связи культуры и быстро развивающихся цифровых технологий. Тема панельной дискуссии звучала так: «Культура в смартфоне — безграничные возможности или конец прекрасной эпохи?» «Диалог» вместе со спикерами пытался разобраться, что полезного и вредного привнесли в нашу жизнь и искусство мобильные технологии.

По словам медиа-продюсера, режиссёра, диджитал-стратега и главы международных коммуникаций фестиваля «the Burning Man» Йоми Айени, технологии несут как пользу, так и вред.

«За последние 18 лет мобильные технологии принесли нам действительно огромную пользу, но в то же самое время эти технологии нас отвлекают от непосредственного опыта, мы отказываемся от живого общения. С помощью этих технологий нам удалось проинформировать огромную аудиторию о своем контенте, и всё больше людей знает, что мы делаем, и всё больше людей пытаются купить билеты, начинается буквально охота за билетами. Нам хочется, чтобы театр стал доступным для всех. С другой стороны, в 2003 году мы называли телефоны не сотовыми (англ. – cellphone), а адскими (англ. – hellphone), потому что уже до премьеры все знают о спектакле всё. Действительно, информационные технологии набирают колоссальную силу, но всё зависит от того, как мы их используем», — пояснил Айени.

Он также добавил, что в современном мире огромное количество информации «разбросано повсеместно». В качестве хорошей стороны этого Айени назвал то, что каждый может найти свою аудиторию, своего зрителя, рассказать о своем таланте. Однако люди, по мнению медиа-продюсера, в основном используют социальные сети, чтобы показать, что таланта у них нет.

Сооснователь компании Dream Industries и мобильного сервиса для чтения книг Bookmate Саймон Данлоп пояснил, что сейчас все обладатели смартфонов сейчас стали создателями.

«Все являются создателями. Например, люди делают 10 тысяч фотографий в день. Но где же художники? Только великий художник может подняться над этим шумом. Если вы хотите быть художником, вы должны найти свою аудиторию», — добавил Данлоп.

Как пояснил руководитель проекта «Эрмитаж 20/21» Дмитрий Озерков, сейчас в связи с появлением смартфонов при получении информации меняются местами цель и средство.

«У нас такая цивилизация «смертьфонов». У нас всегда есть опасения, что мы что-то делаем не так: вместо того, чтобы читать книги, мы листаем смартфоны. Не читаем, а листаем. То есть мы меняем местами цель и средство. Люди всё воспринимают через смартфон, но через него нельзя ничего пережить. В музее есть два мира: один – мир шедевров, а другой – мир информации», — рассказал Озерков.

По его словам, для «разгрузки» от информации придумали программу «Арт-детокс»: на входе в музей можно будет сдать телефон и таким образом полностью погрузиться в мир произведений искусства.

Как рассказала представитель компании «Мегафон» Кермен Маниева, смартфоны дают обществу и искусству безграничные возможности. По её мнению, Сергей Шнуров, написавший песню с текстом «На выставке Ван Гога я главный экспонат», в том числе сослужил добрую службу выставке, потому что молодые люди стали её посещать, чтобы просто запостить фото с хештегом «#навыставкевангогаяглавныйэкспонат».

«Ты приходишь в музей не только насладиться искусством, но и поделиться им. Это технологии плюс эмоции. Смартфоны это никак не убьют», — добавила Маниева.

Данлоп отметил, что смартфон перестал быть отдельным прибором, а стал частью человека.

«Смартфон – это ваша часть, это не просто какой-то отдельный прибор. Сегодня это смартфон, а завтра уже какая-то виртуальная реальность. Через 10 лет у вас в затылке будет чип», — сказал эксперт.

Он также рассказал о новых форматах литературы, которые появились, благодаря современным технологиям.

«Мы видим, что появляются новые форматы. Это, например, книга, которая никогда не заканчивается: ежедневно автор пишет пару страниц, многие такие произведения пишутся в течение 5 лет, и читатели платят за них по несколько пенни каждый день. Люди читают книги в цифровом формате», — рассказал Данлоп.

Дмитрий Озерков отметил, что отличие новых форм искусства состоит в том, что в них в большей степени заложен месседж, нежели иллюзия.

«Есть две вещи: одна – это иллюзия, вторая – информация, месседж. Древние мастера умели нарисовать виноград так, что слетались птицы, но это иллюзия, информации там нет. Сегодня художнику не нужно быть мастером. Вы хотите что-то сказать – вы ищете средство. На рынке искусства как раз идет конкуренция этих месседжей, конкуренция информаций, а не средств. Если художник разлил краску на мосту, а мост поднялся… Если бы он это сделал на картине, то, может быть, месседж был бы и не так понятен», — сказал Озерков.

Арт-критик, куратор и искусствовед Иосиф Бакштейн заявил, что новые технологии создают для художников новые измерения, однако традиционные никуда не исчезают.

«Наша прекрасная эпоха продолжается, новые технологии создают новые измерения, а традиционные измерения сохраняются. Новое поколение молодых художников с интересом относится к традиционным медиа. Остаться в истории искусства можно только благодаря традиционным медиа. Каждое поколение осваивает и интегрирует новые медиа и делает их обычными», — сказал спикер.

В целом ответа на вопрос, заданный в теме, спикеры не нашли, да и не могли найти, наверное. Однако дискуссия приблизила участников и слушателей к пониманию роли цифровых технологий не только в области культуры, но и во многих других частях нашей жизни.

Вероника Бабкина / ИА «Диалог»

Следите за событиями Культурного форума — 2016 в нашем спецразделе

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!