24 °С
Новости Все новости

Юрий Соломин: Без литературы и музыки наше существование невозможно

28 мая 2016 | 15:55

На гастроли в Петербург приехал московский Малый театр. Труппа привезла три спектакля, которые показывают на сцене Александринского театра с 25 мая. Художественный руководитель театра Юрий Соломин рассказал «Диалогу» о гастрольных постановках, классике на современной сцене и отношении к театральным экспериментам.

Какие спектакли вы привезли на гастроли в Петербург?

Это хорошие спектакли. Я имею в виду, сделанные на основе хорошей драматургии. Если по порядку, то одна из привезённых пьес — «Филумена Мартурано» Эдуардо де Филиппо. Автор сам играл когда-то роль, в которой я выхожу на сцену. Он писал для своей сестры. Я видел много фильмов по его произведениям, он всегда котировался, а в 1950-60-е годы привозили много спектаклей по его произведениям. У нас, в Малом театре, пьесу ставил итальянский режиссер Стефано де Лука. Все члены постановочной группы — итальянцы: художник, композитор, осветитель и остальные.

Второй спектакль — «Маскарад» Андрея Житинкина по пьесе Михаила Лермонтова. Его по-разному ставят, мы сделали так. Спектакль идёт второй год, пользуется очень большим успехом в Москве, в частности и потому, что там хороший актёрский состав. Художник Сергей Бархин хороший, костюмы замечательные.

Третий спектакль поставлен мной по пьесе Александра Дюма-отца «Молодость Людовика XIV». Большой спектакль. Там очень много современных нюансов. В спектакле речь идёт о том, как подружились молодой Людовик и молодой, никому не известный артист Мольер. Мольер пытается воспитать короля. Там есть реплика, что политика — это тот же театр. На это сегодня реагирует зритель.

Как вы оцениваете состояние современного российского театра?

Слава Богу, театр у нас существует. Мода на русскую классику никогда не проходила: на сцене часто ставят и Островского, и Достоевского, и Чехова, и Гоголя, и Толстого. Таких спектаклей очень много в каждом театре, даже в небольших. В СССР по известности Островский занимал одно из первых мест. И сейчас — первое-второе. Рядом с ним — Гоголь. Эти спектакли шли по всей России, и сейчас они тоже идут. Островский очень много писал: про любовь — пожалуйста, «Гроза», «Бесприданница», про трагические интриги — «Без вины виноватые», про артистов — «Лес», «Таланты и поклонники», про политику — «На всякого мудреца довольно простоты». На каждую тему написаны произведения, которые идут во всем мире. Так же и у Гоголя. Достаточно, чтобы он написал одного «Ревизора». Вот что такое русская драматургия! И исправлять её я бы никому не советовал.

А как вы относитесь к экспериментальным постановкам молодых режиссеров?

Что значит экспериментальный? Экспериментальное делайте в школах, институтах, а если вы продаете билеты, то это уже не эксперимент.

Я имею в виду поиск новых форм.

А зачем искать формы? Форма есть человек: руки, ноги, голова, сердце. Это трудно — играть сердцем, и его кусочек оставить на сцене. Экспериментировать намного легче. Если бы это было так легко, тогда уже XVIII-XIX веках было бы образовано много новых театров. Однако их создавалось не так много. Но театры ставили спектакли о наболевших вопросах. Какие у нас проблемы сегодня? Те же самые. Какие вопросы? Те же самые. Так играйте! И умный зритель поймет и скажет: «Как у меня дома» или «Как у меня на работе».

Но у нас же уже немножко другие обстоятельства. Проблемы те же, а обстоятельства — другие.

Я считаю, что это беспомощность. Зачем делать вверх ногами и ходить на руках? Для этого даны ноги. Искусство — это воспитание. Без театра нет нации, как сказал Островский. У нас в театре бывает много молодых. Совсем недавно я на уроке одному студенту говорю: «Ты здесь должен на нее смотреть и взорваться, как герой «Маскарада»». Он на меня смотрит. Я спрашиваю: «А кто герой в «Маскараде», ты знаешь?». Он говорит «Нет». А его партнерша подсказывает: «Арбенин». Этого не может быть! Без литературы и музыки наше существование невозможно. Музыка — это наша физика. Не дерганье, а широта. Недаром, когда наши первые звёзды фигурного катания танцевали под песню «Калинка-малинка», вся Европа скандировала и аплодировала. Не все то, что современно, подходит человеку.

Бываете ли вы в петербургских театрах?

Когда я приезжаю, бываю. Раньше, когда мы ездили почаще, в БДТ ходил. Елена Николаевна Гоголева (артистка Малого театра — ИА «Диалог») очень дружила с Товстоноговым. Раньше на гастроли отправлялись всем театром и бывало по два свободных дня, и мы всегда ходили в товстоноговский театр. В основном туда, но, естественно, бывали и в Александринке.

Беседовала Маша Всё-Таки / ИА «Диалог»

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!