15 °С
Новости Все новости

Палатки и ковши: кому мешают незаконные ларьки и как с ними борются в Петербурге

26 февраля 2016 | 18:57

Дискуссии о борьбе с несанкционированной торговлей, участниками которых прежде были в основном только чиновники и горе-предприниматели, в последнее время стали интересовать всё больший круг лиц — приобретя широкий размах и политический окрас. Но если московские оппозиционеры усомнились в законности столичной «ночи длинных ковшей» — массового сноса торговых палаток, — то петербургские активисты, напротив, призвали главу одного из районов «навести порядок» и убрать «оцепление» от станций метро. «Диалог» разобрался, какие ларьки считаются незаконными, кому они на самом деле мешают и чем отличаются петербургские методы борьбы с ними от московских.

Массовая «чистка» стартовала в Москве в начале февраля, когда около нескольких станций метро начали сносить ларьки. У торговых точек, согласно заявлению столичных властей, не было необходимых для легального существования документов. Однако, по мнению представителей оппозиционных сил — «Яблока» и, к примеру, КПРФ — законность этих рейдов сомнительна. Эстафету подхватил Петербург — правда, не без участия горожан. Так, жители Калининского района начали серию одиночных пикетов, обращённых к районному главе Василию Пониделко. Активисты требовали навести в районе порядок и «очистить» территорию около станции метро «Академическая» от «караванов палаток» и «коридоров бабушек». Местные власти отреагировали достаточно быстро: сразу после «зачистки» в Выборгском районе «ночь длинный ковшей» пришла и в Калининский — где за минувшие сутки, как раз у «Академической», снесли 30 нелегально установленных палаток.

Ларьки бывают разные: законные и не очень

Для начала необходимо определить, какой ларёк можно считать законным, а какой — нет. Так, по словам официального представителя петербургского «Центра повышения эффективности использования государственного имущества» (который и занимается сносом торговых павильонов в нашем городе) Максима Воронцова, незаконными можно назвать те торговые точки, у которых нет необходимой документации: свидетельства о собственности на землю или договора аренды с городом.

«Мы занимаемся только теми ситуациями, когда, например, человек шёл по улице, увидел свободный земельный участок в проходном месте и решил поставить павильон. Впоследствии этот же участок могут сдать в аренду третьим лицам и фактически получать деньги «из воздуха» — такое часто встречается. Именно с такими нарушениями мы и боремся», — пояснил он «Диалогу».

Как рассказали «Диалогу» в пресс-службе петербургского комитета имущественных отношений, узаконить свою торговлю несложно — только идут на это, увы, далеко не все.

«Есть определённое федеральное и региональное законодательство. Федеральное — это Земельный кодекс, а региональное — Закон Санкт-Петербурга «О размещении нестационарных торговых объектов», постановление правительства Петербурга №1045 и схема размещения стационарных торговых объектов. Предприниматели должны включить участок, который хотят использовать, в эту схему, если он до этого не был включён. Схему размещения стационарных торговых объектов формирует и утверждает комитет по развитию предпринимательства. Если предприниматель проанализировал эту схему на наличие свободных участков и ни один его не заинтересовал, то он может инициировать включение другого земельного участка, обратившись в районную администрацию. Заявки принимают на постоянной основе», — сказала представитель ведомства.

Если предприниматель направил заявку, то органы исполнительной власти рассматривают её на предмет соответствия всем требованиям. Так, ларёк не может быть расположен на инженерных сетях или, что особенно актуально в нашей ситуации, в 50-метровой зоне от станции метрополитена. Если на место размещения торговой точки дали «добро», бизнесмен переходит на «второй уровень». Или не переходит: всё зависит от того, чем именно он занимается.

«После того, как участок включён в схему, предприниматель обращается в наш комитет либо с заявкой о проведении аукциона, если цель размещения предусматривает выдачу участка на аукционной основе, либо с заявкой о предоставлении без аукциона. Без аукциона мы предоставляем участки для размещения под автолавки, продажу хлебобулочной, молочной, мясной, рыбной продукции, под киоски по реализации печатной продукции, по ремонту обуви и под летние кафе. Соответственно, если к нам обращаются с заявкой о проведении аукциона в отношении того или иного земельного участка, мы организуем и проводим аукцион», — добавили в КИО.

С победителем аукциона — в случае, если он был необходим — заключают договор. Таким образом, основные характеристики законного объекта: наличие участка, на котором он располагается, в схеме размещения НТО и заключённый предпринимателем договор на торгах или без торгов.

Особенности петербургской «зачистки»

Если в теории всё звучит достаточно логично и действия «чистильщиков» выглядят вполне правомерными, то на практике вопрос ликвидации ларьков оказывается весьма резонансным. Пока обсуждения законности сноса палаток идут только по Москве, но не факт, что возмущенных ситуацией предпринимателей не окажется и в северной столице. Представитель ЦПЭИГИ Воронцов комментировать работу московских коллег не стал, но заверил, что в Петербурге торговые палатки ликвидируют на законных основаниях.

«Хочу подчеркнуть, что в Петербурге мы не занимаемся сносами павильонов, у владельцев которых есть договор аренды с городом или право собственности на земельный участок. Кроме того, мы проводим освобождение земли в течение длительного времени. Наш центр был создан в 2011 году для контроля использования государственного имущества, земельных участков и объектов нежилого фонда. Мы не проводим массовых акций единовременной ликвидации торговых объектов — эта работа строится постепенно, в течение тех лет, которые мы работаем», — заметил он.

Центр, к слову, демонстрирует значительный рост показателей: если в 2011 году работники учреждения убрали 152 незаконных объекта, то прошлогодний результат оказался в 10 раз больше — порядка 1,5 тысяч НТО. Причём, подчеркнём, речь идёт не только о торговых павильонах, но и о незаконных автостоянках и автосервисах. «Незаконный» — ключевое слово — на нём Воронцов акцентирует внимание особенно.

«Наша задача — освободить земельный участок. При этом задачи непосредственной физической ликвидации нет. Накануне мы неоднократно выезжаем с уведомлениями о необходимости освободить место, поэтому предприниматели всегда осведомлены. Никакого противодействия нет», — подчеркнул собеседник «Диалога».

Как показывает практика, мониторинг в этой области подчиняется правилу «болезнь легче предупредить, чем вылечить». По словам Воронцова, постоянные работы привели к сокращению числа «самозахватов» земли. Сегодня предпринимателям выгоднее решать дела в комитете имущественных отношений, а не играть в «рыночного пирата». Тем не менее, в городе, по оценкам специалистов Центра, осталось ещё около 700 незаконных павильонов. В основном они расположены на севере Петербурга: в планах ЦПЭИГИ, помимо уже упомянутых Калининского и Выборгского районов, намечена инспекция и в Приморском районе.

Каратели или освободители?

На вопрос: «Какая сторона остаётся обиженной?» у собеседников «Диалога» ответ однозначный — сторона предпринимателей. Только не тех, чьи ларьки снесли, а их легальных конкурентов.

«Те, кто работают в правовом поле, очень страдают от действий «захватчиков» земельных участков. Поставив павильон рядом с легальным ларьком, они не несут никаких расходов на арендные платежи городу и налоги, поэтому продают продукты дешевле», — заметил Воронцов.

Получается, что предприниматели, исправно выплачивающие налоги и аренду, оказываются в проигрыше по отношению к «нелегалам». Поэтому, по мнению представителя Центра, организации едва ли можно присвоить статус карателя.

«Какое может быть отношение к практике петербургской «зачистки», кроме положительного? Все, кто работают в правовом поле, заинтересованы, чтобы рядом не находились поставленные без всяких правовых оснований объекты. Некоторые предприниматели прекратили деятельность в ряде районов, потому что для них работать там просто невыгодно, так как стоящий рядом объект не находится в схеме размещения и составляет серьёзную конкуренцию», — высказала своё видение ситуации в комментарии «Диалогу» председатель Общественного совета по развитию малого предпринимательства Петербурга Елена Церетели.

За всё время «зачистки», заметила она, от петербургских бизнесменов не поступило ни одного обращения с жалобой. Так что, цивилизованным предпринимателям опасаться неожиданных визитов пока не стоит.

Подготовила Дарья Веркулич / ИА «Диалог»

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!