5 °С
Новости Все новости

Первый шаг: как московская пенсионерка делает обувь для детей с ДЦП, и что ей мешает

30 января 2016 | 12:36

Качественная ортопедия является неотъемлемым «участником» процесса оздоровления опорно-двигательного аппарата ребенка, страдающего детским церебральным параличом. Подчас правильно подобранная обувь может стать его «первым шагом» (в прямом и переносном смысле) к полноценной жизни. 69-летняя москвичка Елена Селеверстова своими силами изготавливает обувь для детей ДЦП по всей России и мечтает открыть ортопедический центр, чтобы помогать ещё большему числу нуждающихся. Что мешает осуществить задуманное и в чем особенность её методики Елена Александровна рассказала в интервью «Диалогу».

Елена Селеверстова способна научить ходить ребенка, родители которого, казалось бы, совсем отчаялись увидеть свое чадо шагающим. Секрет в специальной обуви. «Туторы» — изделия Елены Селеверстовой, представляющие собой сапоги-сандали на платформе с «латексами» и поддерживающими берцами, которая способна «обмануть» мозг, привести тело в правильное положение и активизировать работу мышц. Эти изделия – непрерывное средство реабилитации. Казалось бы, автором технологии должен быть опытный врач, однако сама Селеверстова себя медиком не считает. Она – «сапожник, модельер, технолог-конструктор» обуви, но опыта ей не занимать.

«Детки едут ко мне из всей России. То, что делаю я, не делает никто. Мои пациенты обслуживаются и в заочном режиме: прошу родителей прислать мне видео на 1 – 1,5 минуты, на которых изображен ребенок в тех ракурсах, как если бы я его осматривала очно. Затем я даю инструкцию, как снять мерки, которые потом отправляют мне. По этим данным я изготовляю изделие, которое ребенок надевает и начинает ходить», — рассказала конструктор.

Селеверстовой пришлось сменить не одно помещение, работая, по её словам, в совершенно «унизительных» условиях, которые не позволяли ей развиваться как профессионалу. Кроме того, ее вместе с сотрудниками скоро «выселят» из помещения, которое она занимает. Такое решение приняли московские власти. Женщина нашла достойную площадь, на которой можно развернуть настоящие детский ортопедический центр, который смог бы обслужить уже не 30-40 детей в месяц, а 400 или даже 500. Однако правительство города не готово отдать его женщине.

«В прошлом году это помещение город пытался продать за 16 млн, в этом году уже за 17,5 млн. Любой предприниматель (а я не только специалист в ортопедической сфере, но и предприниматель) понимает, что это помещение не является бизнес-привлекательным. Производства там большого не откроешь, офис не сделаешь. Помещение отапливается, а планировка в нем замечательная: можно и мастеров посадить, и детей принять. Живу я в 10 минутах от него, то есть фактически это место мне предназначено богом. А мне на запросы отвечают «нет». Сейчас это помещение закрыто на ключик», — поясняет Селеверстова.

Между тем, делится Елена Александровна, если бы у неё была возможность создать центр, она смогла бы делать ортопедическую обувь и для взрослых, у которых проблемы обычно гораздо серьезнее детских и решить их намного сложнее. Сотни россиян смогли бы получить не только медицинскую поддержку, но и полноценную реабилитацию с использованием изделий Селеверстовой. Вынужденные переезды, с которыми постоянно сталкивается женщина, не позволяют ей развить своё производство на должном уровне. Свою печать наложили и финансовые трудности, причем как у самой Елены Александровны, так и у её клиентов – родителей больных детей.

«Дети-инвалиды составляют 80% моих пациентов. Они приходят ко мне, платят за изделие, а потом получают деньги из бюджета. К сожалению, на них сказались события Украины, Крыма. Так получилось, что почему-то именно Москва и область оказались самыми несчастными, у них государство одолжило денег. В результате родители, которые обычно получали эту компенсацию через месяц-полтора, до сих пор не могут её получить. Плюс еще внешняя ситуация: курс евро очень вырос. Люди испугались», — рассказывает она.

Елена Александровна объясняет, что пока не в состоянии сама выплачивать мастерам те деньги, которых они достойны. Так, например, на примете у Селеверстовой есть врач, кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник, который, по словам женщины, с удовольствием пришел бы в её команду, чтобы обучаться и работать, но материальная сторона пока что не даёт такой возможности. Кроме того, Елена Александровна хотела бы нанять ещё троих сотрудников, чтобы ускорить производство, обеспечить ортопедической поддержкой как можно больше больных ребят.

«Детей с тяжелой ортопедической патологией у нас в России порядка полумиллиона. Если говорить про церебральные патологии детей, у которых не оформлена инвалидность, то их больше двух миллионов. Это колоссальное число. С такой патологией нужно бороться и её можно победить, если дать деткам надежную опору – то, что я и делаю», — говорит Селеверстова.

В основе успешной практики, по словам женщины, лежит профессионализм, который родился далеко не сразу. Он формировался на протяжении её жизни.

«Всё решилось за меня. Когда я поступала в институт, престижным было химическое направление. Я по конкурсу на химический факультет не прошла, так что мне предложили пойти на обувное направление, на технологический факультет. И я пошла. На четвертом курсе у нас создали факультет конструирования и моделирования. Училась я очень прилично, а особенно по техническим дисциплинам. Заканчивая институт, я писала дипломную работу на тему «Рациональная конструкция обуви для детей дошкольного возраста». В принципе, то, чем я занимаюсь, — это конструирование. Я вижу конструкцию в динамике, в норме или в патологии. Шагает Буратино или реальный человек – особой разницы нет», — описывает начало пути к ортопедии Селеверстова.

Свой опыт женщина стала использовать не только для создания специальной обуви, но и в различных организационных моментах. Таких, например, как набор команды мастеров. К своим сотрудникам она относится в равной степени с любовью и требовательностью, ведь перед мастерами стоит важная задача – будущее и здоровье ребенка. Первое правило работника Елены Селеверстовой – человек должен быть хорошим не только с точки зрения профессионализма, но и по душевным качествам:

«У меня коллектив маленький, поэтому для меня важны многие пункты. Во-первых, работник должен быть профессионалом. Во-вторых, — хорошим человеком. Когда в коллективе появляется человек нехороший, он начинает других сотрудников, так сказать, возбуждать».

Судьба распорядилась так, что Елена Александровна получила работу в отделе экономики и организации производства конструкторского бюро ремонта и пошива обуви при министерстве бытового обслуживания. К Селеверстовой попадали как взрослые, так и дети, поэтому она смогла изучить анатомические особенности человека, патологии. «Уму-разуму» в ортопедической области Елена Александровна училась не только с помощью практики и наблюдений, но и за счет общения со специалистами, поиска информации в Интернете, создавая теоретическую базу, накапливая знания. Наконец, когда изделия женщины были встречены возгласами друзей «с ума сойти», решение организовать собственное предприятие было твердо принято.

«»Елена Александровна, я видел ваше изделие и чуть с ума не сошел, как это здорово!». Оказывается, мне позвонил англичанин Хайек, с которым я теперь дружу. Он привозил из Англии готовые ортопедические изделия и здесь торговал», — рассказывает Елена Александровна.

Иностранец восхитился изделиями Селеверстовой и попросил ее контакты, чтобы созвониться. У Хайека она работала пять лет и хорошо помнит, как тот сказал: «Елена Санна, я чувствую, что вы свое дело все равно не оставите. Подумайте о своем предприятии». В 2002 год в возрасте 55 лет женщина зарегистрировала свое дело. В 2003 году она, получив помещение в доме довоенной постройки, делала ортопедические стельки. В качестве основы для изделия Елена Александровна использовала полуфабрикаты натуральной пробки известной немецкой фирмы «Биркеншток». С этого момента на Селеверстову посыпались заказы от родителей больных детей. У женщины появлялись новые идеи усовершенствования обуви, для воплощения которых необходимо тяжелое оборудование.

Несмотря на все сложности, Елена Александровна не унывает. Пенсионерка твердо уверена, что активный образ жизни она должна вести ещё как минимум пять лет, чтобы «поднять на ноги» предприятие, реализовать свой социальный проект. Останавливаться Селеверстова не собирается, а её друзья и коллеги в неё верят: «Елена Санна, оставите после себя предприятие своего имени». «Всё может быть», — со смехом замечает она.

Подготовили Маша Всё-Таки, Дарья Веркулич / ИА «Диалог»

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!