Новости Все новости

Катарсис «по-сердюковски»

30 октября 2015 | 22:05

Бывший министр обороны РФ Анатолий Сердюков накануне был назначен директором авиационного кластера госкорпорации «Ростех». Моментально распространившись, эта новость вызвала в обществе по меньшей мере недоумение, а то и возмущение. Не удивительно: ведь за последние годы имя Сердюкова упоминалось в СМИ исключительно в связи с различными уголовными делами о хищениях в подведомственных Минобороны структурах. «Диалог» решил вспомнить, через что прошел экс-министр, прежде чем занять высокий пост в «Ростехе».

Анатолий Сердюков

Начнем, пожалуй, с отправной точки. В конце октября 2012 года чиновников подконтрольного Минобороны холдинга «Оборонсервис» заподозрили в махинациях с государственной недвижимостью. По информации следствия, компания покупала имущество на бюджетные деньги, а потом сбывала по заниженным ценам. Ущерб от этих сделок, по предварительным оценкам, составил около 3 млрд рублей.

Еще будучи министром, Сердюков порекомендовал общественности не спешить с выводами о деятельности подведомственных ему структур: «Любые публичные заявления о размерах ущерба и причастности к ним конкретных должностных лиц холдинга ОАО «Оборонсервис», которые высказываются до окончания следствия, являются не более чем версиями», — сказал он тогда.

Тем не менее, вскоре после возбуждения уголовного дела Сердюкову пришлось оставить министерское кресло. Казалось, президент уволил его не без сожаления: беседуя с новыми главой Минобороны Сергеем Шойгу, Владимир Путин не забыл перечислить заслуги его предшественника.

«В последние годы немало сделано для развития Вооружённых Сил, для решения социальных вопросов военнослужащих: имею в виду и повышение денежного довольствия, и решение жилищных проблем, да и ряда других вопросов, которые раньше не решались годами», — отмечал глава государства.

Несколько дней спустя следствие выявило новые эпизоды мошенничества с имуществом Минобороны — еще на миллиард рублей. Однако эпизодов в так называемом «деле Оборонсервиса» в течение почти трех лет будет еще более десятка, но Сердюков фигурантом этого дела так и не станет. Несмотря на скорую отставку министра, даже в начале расследования немногие верили в то, что он окажется на скамье подсудимых.

«Владимир Путин неохотно сместил Сердюкова, а теперь защищает его от тюрьмы, спасает его. Думаю, что второстепенных лиц каких-нибудь осудят, а Сердюкова будут судить уже после ухода Путина в отставку», — заявил в те дни «Диалогу» политолог Владимир Прибыловский.

Как говорил тогда политолог Дмитрий Травин, Сердюкова не отправят за решетку, чтобы в обществе не сложилось мнение, будто коррупция в государстве дошла «до самого верха».

«Путин пытается в делах о коррупции отделить овец от козлищ. Очевидно, что он не будет доводить до тюрьмы достаточно крупных персон, чтобы не создавалось представление, будто в стране коррупция дошла до самого верха», — сказал он «Диалогу».

На фоне скандала Сердюков был выведен и из состава наблюдательного совета «Ростеха» (того самого, где трудится теперь). Чем он занимался до ноября 2013 года, кроме как общением со следователями, неизвестно.

В основном его допрашивали как свидетеля по делу «Оборонсервиса»: так, в начале 2013 года военная прокуратура обнаружила хищения около 130 миллионов рублей на краснодарском ОАО «163 бронетанковый ремонтный завод», принадлежащем Минобороны. По данным ведомства, при ремонте танков и БТР использовались детали без паспортов и сертификатов, бывшие в употреблении. Затем были выявлены хищения на сумму 148 миллионов рублей в ОАО «Ремонтно-эксплуатационное управление», входившее в компанию «Оборонстрой».

Эпизодов по «Оборонсервису» было много, однако в январе 2013 года у следствия начали появляться подозрения и в адрес самого Сердюкова. К ноябрю они превратились в уголовное дело с суммой ущерба в 56 млн рублей, пропавших из-за «халатности» бывшего министра.

По версии следствия, будучи министром обороны, Сердюков устно распорядился построить автодорогу в Астраханской области — от села Краса до некоммерческого партнерства «Житное». Деньги на эти цели, пояснял официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин, взяли из бюджета министерства. Также по распоряжению экс-министра, говорил он, за счет государственных средств «Житное» было благоустроено. Маркин подчеркивал, что расход бюджетных средств на эти цели не был никак обоснован юридически. Более того, все работы, по данным следователей, велись силами солдат-срочников.

«Надо отметить, что работы по озеленению проводились бойцами-срочниками авиационной части, а автодорогу строил батальон железнодорожных войск. То есть, вместо службы и обучения военному делу одни солдаты занимались высаживанием тополей в астраханской степи, а другие прокладкой не железнодорожных путей, а автодорог», — рассказывал Маркин.

По его словам, построенной дорогой могли пользоваться только владельцы домов и посетители «Житного». Дорогу перевели на баланс Минобороны в 2013 году — в ходе расследования дел о хищениях в министерстве.

Незадолго до того, как стало известно об этом уголовном деле, Сердюков устроился на работу. По сведениям его адвоката Константина Ривкина, в середине ноября 2013 года экс-министра назначили гендиректором Федерального исследовательского испытательного центра машиностроения, который входит в один из холдингов (да-да) «Ростеха». Новый директор испытательного центра вину не признавал и показания давать отказывался, однако от обвинения не ушел. Впрочем, в неприятном для него статусе Сердюков пробыл недолго: уже в феврале следующего, 2014, года бывший министр был амнистирован по случаю 20-летия Конституции.

С такой богатой биографией карьерному росту Сердюкова в «Ростехе» вряд ли многие обрадовались. Например, политолог Андрей Пионтковский назвал новое назначение экс-министра прямым вызовом обществу.

«Безусловно, назначение Сердюкова – это сознательный вызов обществу. Демонстрация того, что общество обязано проглатывать всё, что исходит от верховной власти. Владимир Владимирович [Путин] показал, что «своих они не сдают»», — заявил он в пятницу в комментарии «Диалогу».

В этом с Пионтковским согласен и политолог Дмитрий Орешкин. По его словам, в глазах общества репутация Сердюкова слишком сомнительная для таких высоких должностей, однако власти до этого дела нет.

«Понятно, насколько искренне наше руководство пренебрегает общественным мнением. Устоявшееся общественное мнение такое: господин Сердюков, мягко говоря, человек не бескорыстный и небезукоризненный в смысле деловой репутации. Если его опять назначили на государственную должность, значит, взвесив все риски, сочли, что общественное мнение «перетопчется». Это решение очевидно в логике корпоративного государства, когда рука руку моет, осужденных выпускают, легко гасят долги в сотни миллионов рублей. Всё это выглядит скверно, но мы понимаем теперь, что нашей власти достаточно без разницы, как это выглядит. Ничего, проглотит наше сообщество и «не поперхнется»», — сказал эксперт «Диалогу».

Однако, по мнению тележурналиста Владимира Соловьева, общественность восприняла бы «в штыки» любую должность экс-министра, кроме как тюремного библиотекаря. «Формально у суда к нему претензий нет. Он был осуждён, потом амнистирован. По закону ему что, с голоду умирать? Он должен работать», — отметил Соловьев в беседе с корреспондентом «Диалога», подчеркнув, что подобные ситуации являются тем самым пресловутым противоречием между законом и справедливостью.

Подготовили Дарья Веркулич и Дарья Скороспелова / ИА «Диалог»

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!