Новости Все новости

Архимандрит Тихон: Государство не подкупает церковь

18 ноября 2010 | 14:00

Позицию РПЦ в конфликте с музейным сообществом вокруг передачи религиозного имущества церкви в беседе с “Ъ” изложил ответственный секретарь патриаршего совета по культуре архимандрит Тихон (Шевкунов).

Противники законопроекта утверждают, что передача церковного имущества религиозным организациям приведет к утрате памятников культуры. Как вы относитесь к таким утверждениям?

Давайте не будем гадать, а посмотрим в недавнее прошлое. Всего 20 лет назад по всей территории нашей страны зияли тысячи руин храмов, единственным украшением которых была табличка «Памятник архитектуры. Охраняется государством». За 20 лет церковь восстановила множество храмов и монастырей. Такого масштаба еще не бывало в истории России.

А как вы относитесь к утверждению ваших оппонентов, что законопроект противоречит Конституции РФ, то есть что будет ограничен доступ неправославных граждан к предметам культа?

Это утверждение абсурдно. Любой человек — и православный, и неправославный — может зайти в православный храм, если он не закрыт на уборку в дневное время. Больше того, патриарх не раз говорил о том, что храм должен быть доступен для людей весь день и вечер, чтобы любой человек мог прийти, помолиться, побеседовать со священником (даже введена должность дежурного священника).

Но есть еще и монастыри…

Вот Сретенский монастырь, наместником которого я являюсь. Он открыт с шести часов утра до девяти часов вечера.

Существуют скиты, в которые доступ ограничен…

Скажем, скит Оптиной пустыни. Но никаких особых памятников иконописи в таких скитах нет. Никто не будет там держать древнюю икону, к которой захотят совершить паломничество, в том числе и любители иконописи. Нет цели закрывать иконы от глаз людей.

А как, например, быть мусульманам, которым проблематично заходить в православный храм?

Мусульманам вообще-то и в музей с иконами тоже не рекомендуется ходить, если уж придерживаться строгой буквы. Но мы говорим не о том. Оппоненты, о которых вы упоминаете, все время почему-то говорят об иконах, хотя в законопроекте совершенно ясно сказано, что религиозным организациям передается только недвижимость. Закон не касается ни икон, ни других музейных предметов.

То есть на иконы вы не претендуете?

Этот закон не предусматривает передачу икон. Речь идет о том, что огромное количество храмов и монастырей, уже переданных церкви и ею отреставрированных, церкви не пренадлежат. Это государственное имущество, переданное нам в пользование по решению тех или иных местных администраций. Чтобы упорядочить правовое поле, чтобы процесс передачи сегодня и в дальнейшем не зависел от настроений — симпатий и антипатий чиновников на местах, нужен нормальный федеральный закон…

Часто спрашивают, а зачем вам-то все это нужно? Ведь, по сути, иметь в собственности такое огромное количество памятников архитектуры федерального значения — это сплошная головная боль! Дорогостоящие ремонты, многочисленные проверки, а если вдруг изменится государственная политика, как это происходит сегодня в Греции, где церковную недвижимость облагают огромными налогами, то и у нас налоги могут быть совсем не малые…

Что на это ответить? К примеру, у человека в силу неотвратимых обстоятельств мать оказалась в доме для престарелых, а спустя время у него появилась возможность забрать ее к себе и за ней ухаживать. Нормально, если такой человек сразу возьмет мать к себе в дом. Ненормально, если мать по-прежнему в приюте. То же самое у нас по отношению к храмам. Это вопрос справедливости и ответственности.

Некоторые аналитики говорят, что идет процесс стремительного сближения церкви и государства. И передача имущества — тому яркий пример. В свою очередь, власть хочет видеть в церкви партнера, обладающего пропагандистским ресурсом.

Соработничеству церкви и государства в нашей стране более тысячи лет. И если только государство не ставит самоубийственную цель — истребление церкви, как это было в советское время, ничего страшного и неправильного в этом я не вижу. Церковь, кроме главной своей задачи — соединения человека с Богом, обладает колоссальным потенциалом в утверждении в человеческом обществе добра, единства, справедливости, разве это плохо? Что касается возможности использования церкви в политических целях, то церковь, не уклоняясь от высказывания своего принципиального мнения в области общественной жизни, не считает своим делом участие в политических кампаниях.

Но патриарх ранее призывал же прийти и проголосовать…

Патриарх говорил об ответственности гражданина. Было бы смешно, если бы он призвал: не ходите и не голосуйте! Что же касается закона, о котором мы говорим, я не вижу, чтобы государство каким-то образом подкупало церковь: мало кто понимает, что передача в собственность памятников — это, по сути, передача огромной ноши и ответственности.

При этом церковь становится одним из крупнейших собственников в стране.

Не совсем понимаю, чем вызвано столь большое волнение по этому поводу. Монастырскую и церковную недвижимость, слава богу, у нас продать невозможно. Заложить тоже. Вывезти — и подавно.

Церковь получит возможность сдавать помещения в аренду…

Если патриарх благословляет сдавать недвижимость в аренду с целью содержания и реставрации какого-то храма, то это и сейчас делают. Но и это совсем нераспространенная практика…

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!